Личность ребенка в семье отягощенной алкогольной зависимостью

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ: АЛКОГОЛЬНАЯ СЕМЬЯ, СОЗАВИСИМОСТЬ

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ, ОТЯГОЩЕННОЙ АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТЬЮ

Все семьи, где есть больной алкоголизмом, являются дисфункциональными. Несмотря на внешние различия жизни такой семьи (материальный и образовательный уровень супругов, их социальное положение, события и обстоятельства), суть происходящего одна и та же. В этих семьях постоянно присутствует напряжение, тревога, ощущение хаоса и непредсказуемости, душевная боль. Потребности детей постоянно не удовлетворяются, поскольку родители недоступны для детей либо просто физически (например, пьющий отец мало бывает дома), либо эмоционально: например, в период трезвости отец думает о том, как бы выпить, а мать поглощена мыслями о том, как удержать мужа от выпивки. Алкоголизм является центром семьи, вокруг которого сосредоточены все мысли, чувства, действия и поступки остальных ее членов. Независимо от того, пьет в семье только один из родителей или еще и другие члены семьи, алкоголизм является семейной болезнью. Это объясняется тем, что поведение алкоголика настолько деформирует отношения, так влияет на эмоциональный климат, что больными становятся и все близкие люди, которые живут с ним под одной крышей, беспокоятся о нем и любят его.

Созависимость – это личностное образование, развивающееся у жен алкоголиков в результате длительной подверженности стрессу и сконцентрированности на проблемах мужа, вплоть до самоотречения и игнорирования своих обязанностей по отношению к детям.

Симбиотические отношения супругов представляют собой такой союз, в котором муж и жена по очереди занимают то доминирующее, то подчиненное положение. Например, для жены доминирующее положение означает: «Пока тебе плохо, я чувствую себя сильнее, могу тебя контролировать, мне мало что угрожает; воспитывая, заботясь о тебе, «спасая» тебя, я строю здание самоуважения, манипулирую тобой, отвечаю за твою жизнь». Муж, находясь в это время в подчиненном положении, чувствует примерно следующее: «Моя жизнь не удалась, я ничего не могу поделать и должен положиться на тебя. Спасай меня! Пока ты в доминирующем положении, я чувствую себя защищенным, но и оскорбленным, что может оправдать мое поведение. В любом случае ты ответственна за мою жизнь». Обычно такое соотношение позиций супругов бывает, когда муж находится в трезвом состоянии (особенно «с похмелья»). Когда же муж в очередной раз пьяный, позиции меняются: муж мстит за свое унижение, доказывает (доступными ему в таком состоянии средствами) свою значимость, власть над женой, а она, опасаясь этой агрессии, «стушевывается», занимает подчиненное положение.

Постоянная необходимость вести двойную жизнь (на работе играть роль благополучной женщины, когда дома – ад) постепенно приводит созависимую жену к привычке лгать. Она обманывает не только посторонних, но и детей, мужа, считая, что только ложь может выручить в затруднительных ситуациях. Также легко жены алкоголиков позволяют обманывать и самих себя, веря очередным обещаниям мужа, что он бросит пить. Созависимым женам свойственна эффективность восприятия – они слышат и видят то, что хотят видеть и слышать, верят не тому, что действительно, а тому, что совпадает с желаемым. Этот деструктивный, разрушительный процесс самообмана и нечестности в межличностных отношениях ведет к деградации личности. Однако такая ситуация может продолжаться много лет.

Находясь в симбиотическом эмоциональном союзе с мужем-алкоголиком, жена стремится защитить его от невзгод и критики других людей, поскольку воспринимает его боль как свою собственную. В том, что муж пьет, она обвиняет его друзей и сослуживцев, выдвигает различные обстоятельства, которые «довели его до пьянки», например, неприятности на работе, неурядицы в решении квартирного вопроса, неудачи сына в учебе и т. п. Подобно тому, как больной не видит связи между своим пьянством и теми проблемами, которые возникают в результате этого, так и созависимая жена отрицает бессилие мужа перед алкоголем. Она считает, что все зависит от желания мужа, и обижается, когда его называют алкоголиком.

Все чаще в поведении созависимых жен проявляется непоследовательность. Например, жена то содержит дом в идеальном порядке, тщательно следит за собой, то совсем опускается и, махнув на все рукой, забывает о своих семейных обязанностях и даже о детях. Она яростно доказывает мужу, что нельзя бить детей и кричать на них, а затем сама начинает бить их и кричать на них. Женщина может категорически заявить, что больше не потерпит оскорблений и рукоприкладства, а затем вновь и вновь сносит ругань и побои. Жена угрожает мужу, что еще одна выпивка, и она уйдет от него – и не приводит свою угрозу в исполнение.

Специфическое влияние мужа-алкоголика вызывает у женщины следующие эмоциональные проявления: стыд, тревога и страх, затянувшееся отчаяние (чувство бессилия, пессимистический взгляд на мир, чувство поражения в жиз^ ни), чувство гнева на мужа, на себя, на детей, на всех окружающих. Постоянные негативные эмоции влекут за собой невротические расстройства и соматические заболевания. Как правило, у жен алкоголиков отмечаются неврозы, депрессии, дисфории, аффективные состояния, они страдают заболеваниями пищеварительной системы (колиты, язвенная болезнь), гипертонией, головными болями и т. д.

Естественно, что все указанные негативные следствия созависимости женщины сказываются на ее отношениях с детьми. Не случайно, дети, если отец-алкоголик не агрессивен, в 8 случаях из 10 предпочитают общаться с ним, а не с матерью, которая совсем не пьет. Это объясняется тем, что мать, выдерживая колоссальные перегрузки, просто не имеет сил на то, чтобы выслушать детей, поиграть с ними. Чаще всего она бывает усталой, раздраженной, ворчливой и непоследовательной.

11.Особенности формирования личности ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью

11.1. Определение понятий: алкогольная семья, созависимость

Научные исследования и медицинская практика убедительно доказали негативное влияние алкогольной интоксикации плода и генетической отягощенности на дальнейшее развитие ребенка. Однако влияние злоупотребления алкоголем на потомство этим не исчерпывается. Даже если проблема алкоголизма появилась в семье уже после рождения ребенка, развитие его личности все равно будет деформироваться, но уже под влиянием социальных факторов.

Конечно, семья, где оба родителя – алкоголики, является объектом, прежде всего, социальных мер воздействия: обращение в опекунский совет по вопросу помещения детей в интернат или круглосуточный детский сад, направление родителей на лечение от алкоголизма и т. п. Таких семей значительно -меньше, чем тех, где злоупотребляет алкоголем один из родителей. Семьи, где алкоголиком является жена, а муж не злоупотребляет спиртным, как правило, существуют очень короткий промежуток времени. Это, по сути, переходной этап, поскольку муж вскоре забирает детей и оставляет такую женщину. В худшем случае дети остаются проживать с матерью-алкоголичкой, и тогда снова встает вопрос о передаче детей на попечение социальных структур.

Наиболее распространенным у нас является такой тип семей, отягощенных алкогольной зависимостью, где злоупотребляет спиртным муж, а жена стремится спасти его, вернуть на правильный путь. Почему такую семью следует называть алкогольной? Потому что жена в такой семье является созависимой от алкоголизма мужа, а это тоже болезнь.

11.1.1. Понятие «созависимость»

Созависимые супруги не знают, где кончается личность одного и начинается личность другого. У жен алкоголиков размыты границы своего «Я». Они так поглощены ответственностью за супруга, что утрачивают себя, подавляют свои потребности и чувства, как бы «замораживают» их, что способствует повышению переносимости эмоциональной боли.

Несмотря на постоянные конфликты, ссоры, скандалы, негативные переживания (страх, гнев, стыд, тревога, отчаяние), созависимые супруги тесно спаяны в эмоциональном отношении. Созависимость – психологический феномен, означающий симбиотические отношения между близкими людьми, один из которых болен алкоголизмом. Отношения эти дисгармоничны, разрушительны для обоих, но в то же время супруги не могут прекратить эти отношения. Дисгармония проявляется в эмоциональном состоянии, которое у мужа и жены часто противоположно: когда один в хорошем настроении, другой – в плохом, или один стремится к близости, а другой держит дистанцию, и т. п.

Отождествление себя с мужем приводит созависимую супругу к тому, что она страдает за обоих Поскольку алкоголизм воспринимается у нас как порок, жена стыдится поведения муж так же сильно, как если бы это было ее поведение. Боясь унижения и осуждения окружающих, женщина всеми силами пытается скрыть пьянство мужа. Алкоголизм – это большой секрет семьи. «Никто не должен догадываться, какой кошмар творится у меня дома. Чем хуже у меня с мужем, тем выше я держу голову на людях, улыбаюсь и смеюсь громче всех» – вот линия поведения созави-симых жен. Они стараются оправдать мужа перед родственниками, выискивая причины, извиняющие его поведение; звонят на работу и сообщают, что он болен, когда он пьян; следят за тем, чтобы внешность мужа не выдавала его пьянство; просят мужа, чтобы он лучше пил дома, и т. п.

Стремясь заставить мужа отказаться от спиртного, жена начинает контролировать его поведение, руководить им и жизнью всей семьи. Например, она берет на себя ту работу, которую в доме должен делать мужчина; старается побольше заработать, чтобы поддержать материальный уровень семьи; контролирует финансы, скрывая при этом реальные доходы и лишая мужа денег, чтобы он не потратил их на водку. Стараясь сохранить его социальный статус, жена прилагает все усилия, чтобы муж удержался на работе, либо устраивает его на новое место работы; чтобы заполнить свободное время мужа, стремится найти ему хобби, например, покупает спортинвентарь, фотоаппарат, столярные инструменты и т.д.; использует сексуальные отношения в качестве орудия управления мужем. Наконец, она уговаривает его пить понемножку, не ходить без нее к друзьям, пьет вместе с ним, чтобы он не так сильно опьянел, или, наоборот, кричит и ругается, выливает водку в раковину и т. п. Страх и тревога за мужа, жалость к нему побуждают жену нянчиться с ним, утешать, когда он сожалеет о своем поведении, подчищать и стирать за ним после его рвоты или еще худшего.

Взяв на себя всю ответственность за мужа, созависимая жена чувствует себя незаменимой. Это, естественно, подпитывает ее ощущение самоценности, уверенность в том, что муж без нее не сможет прожить. И в то же время созависимая жена панически боится быть брошенной. Для нее непостижимо, что муж сможет обойтись без нее, поскольку это разрушает всю ее картину мира. Такая амбивалентность чувств свойственна женам алкоголиков и в других сферах отношений. Они часто бросаются из одной крайности в другую: от любви к ненависти, от подъема настроения к депрессии, от максимального контроля над жизнью семьи к полному попустительству и т. д. Поэтому поведение созависимой жены часто противоречиво и лишено элементарной логики. Например, она горько жалуется на мужа, что он пьяница и пропивает все деньги, а потом сама покупает ему «бутылочку», чтобы поощрить за хорошее поведение. Женщина звонит в милицию с жалобой, что муж побил ее, а потом сама забирает заявление. Она может сказать: «Шатайся, где хочешь, мне все равно», а потом начинает искать его и обзванивать всех знакомых.

Таким образом, если в семье один из супругов алкоголик, то второй тоже болен – созависимостью. В зарубежной литературе этот термин так и называется «коалкоголизм». Сходство алкоголизма и созависимости проявляется в том, что и то, и другое является болезненным состоянием, приводит к деградации морального облика человека, к нарушениям в эмоциональной, психической и соматической сферах. Как при алкоголизме, так и при созависимости отмечается анозогнозия: муж не хочет признать себя алкоголиком, жена неспособна постичь, что ее поведение усугубляет дисфункцию семьи.

11. Особенности формирования личности ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью 335

11.1. Определение понятий: алкогольная семья,

11.1.1. Понятие «созависимость» 336

11.2. Социальная ситуация развития ребенка

в алкогольной семье 341

Секрет семьи 342

Непредсказуемость, страх и тревога 343

Альтернирующее воспитание. Неконгруэнтность в общении 345

Недостаток внимания к ребенку 346

11.3. Типы реакций детей на алкогольную

ситуацию в семье 348

11.3.1. Проблемный ребенок, или «бунтовщик»,

«козел отпущения» 349

«Клоун», «шут» или любимец семьи 351

«Кроткий» или «потерянный» ребенок 355

Ответственный ребенок, или «герой семьи» 358

12. Современные методы психологической коррекции

и консультирования 367

12.1. Цели и принципы консультативно-коррекционной

12.2. Индивидуальная и групповая

психологическая коррекция 370

Групповая психологическая коррекция 381

Коррекция страхов 383

12.3. Виды коррекционной помощи детям

при нарушениях психического развития 393

12.4. Психотренинг 396

13. Изменение социальной ситуации развития ребенка

как один из методов психологической коррекции 408

Многоаспектность проблемы изменения социальной ситуации развития ребенка 408

Система многостороннего оценивания как способ психолого-педагогической коррекции личностного развития подростка 412

Оптимизация социальной ситуации развития

ребенка путем дифференциации обучения 419

13.4. Ранняя профессиональная ориентация как поиск сферы самоутверждения подростка. Трудовая

и судебная экспертиза несовершеннолетних 426

14. Варианты тренингов, повышающих способность

к социальной адаптации 446

Тренинги, повышающие адаптивность к различной микросоциальной среде 448

Тренинги, преодолевающие дисгармоническое развитие личности 461

Коррекция развития отдельных функций 477

Ответы к задачам 492

Примеры выполнения заданий обследуемыми 505

Стимульные материалы и описание методик 510

Готовясь к работе с детьми, будущие педагоги, психоло­ги, врачи представляют себе доверчивые глаза, улыбчивые лица ребят, которые будут слушаться и уважать своих на­ставников. В значительной степени эти ожидания оправды­ваются, но бывает и иначе.

Каждый специалист, имеющий опыт работы в школе, детском саду или детском медицинском учреждении, зна­ет, что бывают дети, к которым очень трудно найти пра­вильный подход, поскольку действия воспитателя вызыва­ют у ребенка совсем не ту реакцию, на которую рассчитывал взрослый. Например, на заботу и внимание такие дети отве­чают настороженным недоверием; доброту взрослого воспри­нимают как его слабость и начинают манипулировать им; на попытки воспитателя ограничить их поведение общеприня­тыми нормами отвечают скрытым или явным сопротивле­нием. Такие дети агрессивные, конфликтуют с ровесника­ми, бывают неуправляемы либо наоборот — пассивные, зам­кнутые, болезненно застенчивые, нелюдимые. «Трудные» дети часто любят делать «назло», так что создается впечат­ление, что только наказания могут заставить их вести себя в соответствии с требованиями взрослого. Однако довольно скоро выясняется, что и наказания не помогают.

Естественно, что случаи сопротивления детей педагоги­ческим воздействиям вызывают у молодого специалиста не­доумение, растерянность и беспокойство. Однако причиной педагогических неудач может быть не только недостаточная квалификация начинающего специалиста, а и тот факт, что ребенок действительно сложный. С такими детьми трудно работать, и даже опытные воспитатели не сразу могут най­ти правильные пути взаимодействия с ними.

Низкая эффективность воспитательных воздействий на «трудных» детей обусловлена в основном тем, что взрослые

не знают объективных причин нарушений в поведении ре­бенка. Задача воспитателя — выявить эти причины, и, исхо­дя из них, найти ключ к решению проблемы.

Наш опыт работы показывает, что в подавляющем боль­шинстве случаев первопричиной отклоняющегося поведе­ния детей являются нарушения в их познавательной сфере и личностном развитии. Владея методами диагностики этих нарушений и опираясь на знания основ детской патопсихо­логии, практический психолог сможет научно обоснованно решать вопросы, связанные с обучением и воспитанием «трудных» детей.

Основной акцент в данном учебном пособии направлен на рассмотрение случаев пограничных расстройств психи­ческой деятельности детей; здесь нет подробных описаний синдромов психических заболеваний, относящихся к гру­бой патологии; нет информации о требованиях к патопси­хологическому заключению (обязательной для клиническо­го патопсихолога), о патопсихологической семиотике и т. д. В то же время большое внимание уделяется изучению тех нарушений в психической деятельности, которые приводят к учебной неуспеваемости, нарушениям дисциплины, аг­рессивности, асоциальным проявлениям, адциктивному по­ведению.

Поскольку изучение детской патопсихологии целесооб­разно начинать после того, как студенты уже освоили курс общей психологии, психологии личности, возрастной и пе­дагогической психологии, в данном учебном пособии нет специальных глав, посвященных этим вопросам. Излагая ма­териал об отклонениях в психическом развитии, о личност­ных девиациях, социально дезадаптированном поведении детей, мы упоминаем о «норме» лишь в сравнительном ас­пекте.

Содержание учебного пособия можно разделить на три части: в первой рассматриваются теоретические вопросы и излагаются методы диагностики отклонений в психическом и личностном развитии ребенка; во второй представлены сведения об основных нарушениях психического развития детей; в третьей части речь идет о формах работы и методах психологической помощи «трудным» детям. Рассматривая методы исследования психической деятельности ребенка,

мы в большинстве случаев излагали лишь суть методик, ука­зывая при этом литературу, где методика приведена полно­стью. Исключение составляли: методики, модифицирован­ные нами; методики, изложенные в малодоступной литера­туре; методики, не требующие объемного изложения, а также те, по которым (на основании нашего эмпирического опы­та) выведены нормы.

В списках рекомендуемой литературы, заключающих каж­дую главу, естественно, указаны не все источники, исполь­зованные при написании учебного пособия. Учитывая то, что основной адресат — студенты и практические работни­ки, мы не включали в этот список малодоступную литера­туру и литературу на иностранных языках.

Помимо основного материала, в учебном пособии даны: контрольные вопросы и задачи, которые, с одной сторо­ны, иллюстрируют излагаемый материал, а с другой — по­зволяют сориентироваться, насколько усвоена информация; приложения, в которых даны образцы стимульного матери­ала, способы обработки результатов, ответы на задачи, а также примеры выполнения заданий испытуемыми.

СПИСОК ОСНОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АСВ — анализ семейного воспитания (методика)

AT — аутогенная тренировка

ВК — вынесение конфликта

ВИД — высшая нервная деятельность

ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения

ВТК — воспитательно-трудовая колония

ДЦП — детский церебральный паралич

ЗПР — задержка психического развития

КРС — кинетический рисунок семьи

ЛФК — лечебная физкультура

МДП — маниакально-депрессивный психоз

ММД — минимальные мозговые дисфункции

НЛП — нейролингвистическое программирование

НРЧ — неразвитость родительских чувств

ОРО — опросник родительского отношения

ПДК — предельно допустимая концентрация

ПДО — психодиагностический опросник (для подростков)

ПЖК — предпочтение женских качеств

ПМК — предпочтение мужских качеств

ПМПК — психолого-медико-педагогическая консультация

ПНД — психоневрологический диспансер

ПНК — проекция нежелательных качеств

ПТУ — профессионально-техническое училище

РДА — ранний детский аутизм

CAT — апперцептивный тест для детей

СПНД — специализированный психоневрологический

СОЦИАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА В АЛКОГОЛЬНОЙ СЕМЬЕ

Для того чтобы выжить в семье, отягощенной алкогольной зависимостью, ребенок должен выработать соответствующие установки и нормы поведения. Поскольку такая семья дисфункциональна, сформировавшиеся у ребенка установки и формы поведения будут дезадаптивными.

Исследования показывают, что для детей алкоголиков риск заболевания алкоголизмом исключительно высок. Так, по данным разных авторов, частота алкоголизма встречается до 86,7% у сыновей и до 25% у дочерей, родители которых злоупотребляли алкоголем (День за днем в Ал-Аноне, 1993, с. 7). Такой же высокий риск и в отношении заболевания наркоманией. Так, изучение наследственности больных наркоманией показало, что у них 35,8% родственников (первой степени родства) злоупотребляли алкоголем. Это в три с лишним раза превышает самые высокие данные о распространенности алкоголизма в популяции – от 2 до 10% (День за днем в Ал-Аноне, 1993, с. 11).

Однако алкоголизм и наркомания не исчерпывают всех проявлений дезадаптивного поведения детей из алкогольных семей. Психопатии, аффективные нарушения, пограничные психические расстройства, отклонения в личностном развитии и девиантное поведение (от делинквентного до криминального) – вот перечень последствий социальной ситуации развития ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью. Естественно, что часть этих последствий может быть обусловлена влиянием генетических факторов, а часть – системой воспитания в этих семьях.

Своеобразие воспитания детей в алкогольной семье определяется ее дисфункциональностью. Причиной дисфункциональное™, как уже отмечалось, является то, что все вертится вокруг алкоголя: отец зависим от него (психически или уже и физически), а мать созависима от алкоголизма отца. Социальная ситуация развития ребенка в такой семье, естественно, выступает как производное от поведения и настроения родителей, от их проблем. Рассмотрим основные факторы, влияющие на формирование личности ребенка в семье, отягощенной алкогольной зависимостью.

Тот факт, что отец злоупотребляет алкоголем, является большим секретом семьи. Жена скрывает это не только от внешнего мира, но и всеми силами старается скрыть от детей, особенно пока они еще маленькие и, как она считает, ничего не понимают. Всем своим поведением, иногда словами, а чаще невербально (мимикой, жестами, интонациями) мать дает понять, что дети не должны «выносить сор из избы», что не следует кому-либо рассказывать о том, что происходит с отцом. Подрастая, дети начинают задавать вопросы, поскольку все плохое в семье, связанное с алкоголизмом отца, скрыть невозможно. Но мать никогда не обсуждает с детьми эту проблему семьи. Даже слово такое – «алкоголизм» – не произносится, поскольку мать, будучи созависимой, не признает отца больным. Если, например, ребенок спрашивает, почему вчера папа пришел так поздно, почему он кричал и ругался, а мама плакала, то чаще всего он не получает ответа. «Не думай об этом, все нормально», «Не вмешивайся в дела взрослых, ты еще мал», – примерно так отвечает мать.

Постепенно, наблюдая, как мать выгораживает отца, как она все время обманывает окружающих, скрывая его пьянство, ребенок привыкает к тому, что ложь, увертки – это обычный элемент жизни. Он все больше приучается к тому, что взрослые говорят одно, а делают другое. Например, отец все время дает обещания: жене – что бросит пить, сыну – что пойдет с ним на рыбалку, и т. п., но так никогда этого и не выполняет. Мать требует, чтобы сын всегда говорил правду, но когда он однажды решил посоветоваться с ней, можно ли рассказать учительнице, что он не выучил уроков, потому что они ушли с мамой от пьяного папы на весь вечер в кино, то мама очень испугалась и сказала, что напишет в школу записку, будто у сына болела голова.

Очень рано дети начинают понимать, что пьянство – это позор, что люди осуждают пьяниц, смеются над ними. Поэтому дети всеми силами стараются скрыть то, что их отец пьет. Это объясняется не только тем, что ребенок любит отца, что поверить в «плохого папу» – выше его сил. Даже если ребенок уже ненавидит отца, он скрывает его пьянство, поскольку стыдится этого, считая, что пятно позора лежит на всей семье. Потому дети не могут говорить откровенно о своей семье ни с друзьями, ни с учителями. Ребенок боится, что над ним будут смеяться, станут дразнить или осуждать его, или хотя бы жалеть. Даже мысль об этом вызывает у него жгучий стыд. Отсюда возникают трудности в общении: ребенок в напряжении ждет момента, когда кто-то из друзей скажет: «Давай сегодня поиграем у тебя». Поскольку никогда неизвестно, придет отец домой пьяным или трезвым, то пригласить к себе друзей – слишком большой риск быть разоблаченным и униженным.

В жизни алкогольной семьи так много всего построено на лжи, что ребенок начинает терять ориентацию, ему трудно понимать, что же вокруг реально, а что нет. Наблюдая постоянное несоответствие между тем, что происходит в доме, и тем, что ему говорят, дети начинают не доверять тому, что видят, слышат и чувствуют. Отрицание происходящего носит почти навязчивый характер. Это происходит потому, что легче отрицать действительность, чем посмотреть правде в глаза. Вся семья будто играет в игру: «Давайте притворяться, что все хорошо, давайте все плохое спрячем и так защитимся». Несмотря на весь ужас происходящего, слово «игра» тут, действительно, подходит больше всего. Потому что серьезное отношение означает признание своего бессилия перед алкоголем и обращение за помощью.

Дата добавления: 2016-05-31 ; просмотров: 1069 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Особенности социально-психологического функционирования подростков из семей с алкогольной зависимостью тема диссертации и автореферата по ВАК 19.00.04, кандидат психологических наук Москаленко, Галина Владимировна

Оглавление диссертации кандидат психологических наук Москаленко, Галина Владимировна

Глава 1. Теоретико-методологические основы социально-психологического функционирования подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью.

1.1. Характеристика подросткового возраста.

1.2. Современные теоретические данные о состояние социально-психологического функционирования детей подросткового возраста, родители которых имеют алкогольную зависимость.

1.3. Влияние семейных отношений на развитие подростка.

1.4. Семья в системе социального функционирования подростка

Резюме по главе 1.

Глава 2. Организация и методы исследования.

2.1. Принципы и методы исследования.

2.2. Использование психодиагностических методик.

2.3. Статистические методы обработки результатов исследования

Глава 3. Эмпирическое исследование влияния алкогольной зависимости родителей на социально-психологическое функционирование подростка.

3.1. Анализ социально-психологического статуса семей подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью .

3.2. Анализ семейных отношений у подростков , родители которых страдают алкогольной зависимостью.

3.3. Особенности самоотношения, отношения центральных Я-функций и агрессивного поведения подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью.

3.4. Характеристика патопсихологической симптоматики у подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью.

3.5. Прогностическая модель социально-психологического функционирования подростков, родители которых страдают алкогольной зависимостью.

Резюме по главе 3.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему «Особенности социально-психологического функционирования подростков из семей с алкогольной зависимостью»

Актуальность работы. Родительская семья играет огромную роль в жизни каждого человека. Именно в семье люди усваивают нормы, ценности, стереотипы поведения, которые они используют в течение всей своей жизни и, в свою очередь, передают своим детям. В формировании личности ребенка семья играет одну из решающих ролей, и на каждом возрастном этапе значение семьи меняется и приобретает свои специфические особенности [6, 8, 27, 48,49, 68, 146].

Семья и характер взаимоотношений в ней оказывает огромное влияние на все аспекты жизни подростка. И.С. Кон [69, 70] писал, что нет практически ни одного социального или психологического аспекта в поведении подростков или юношей, который не зависел бы от их семейных условий в настоящем или прошлом. А.Е. Личко считал семью основным источником психогений у подростков [82].

Известно, что наличие алкогольной зависимости у одного родителя и созависимости у другого приводит к психологической деградации внутрисемейных отношений, от чего больше всего страдают дети [96, 97].

По данным Национального научного центра ( ННЦ ) наркологии, алкоголизм встречается у 86,7 % сыновей и у 25 % дочерей родителей, злоупотребляющих алкоголем; у детей из семей с алкогольным анамнезом также высок риск и в отношении заболевания наркоманией. Так, изучение наследственности больных наркоманией показало, что у них 35,8 % родственников (первой степени родства) злоупотребляли алкоголем. Это в три с лишним раза превышает самые высокие данные о распространенности алкоголизма в популяции от 2 до 10 % [130].

В современном обществе отмечается пристальное внимание к семьям с алкогольной отягощенностью со стороны различных социальных институтов [15, 26]. Такой повышенный интерес можно объяснить рядом тенденций, среди которых ухудшение демографической ситуации в стране, увеличение количества неполных семей, минимализация воспитательного потенциала алкогольной семьи, изменение системы ценностей, усложнение эмоционального, духовного мира ребенка, воспитывающегося в такой семье [125, 132]. Кроме того, чтобы выжить в семье, отягощенной алкогольной зависимостью, ребенок должен выработать соответствующие установки и формы поведения. Поскольку такая семья дисфункциональна, сформировавшиеся у ребенка установки и формы поведения будут дезадаптивны [17, 28, 49, 59].

Как правило, в таких семьях преобладают неблагоприятные социальные и психолого-педагогические условия (эмоционально-конфликтные отношения, жестокое обращение с детьми, самоустраненность от процесса воспитания, педагогическая некомпетентность, асоциальный образ жизни и т.д.), и в целом имеет место факт деструктивных внутрисемейных отношений [78, 92]. Это нарушает процесс прохождения ребенком семейной социализации и приводит к различным нарушениям развития и, как следствие, к неадекватным вариантам социально-психологического функционирования.

Однако в доступной литературе недостаточно освещены вопросы социально-психологического функционирования детей, воспитывающихся в семьях с алкогольной зависимостью родителей. Несмотря на широкую распространенность среди таких детей острой психогенной невротической симптоматики, процессы её формирования глубоко и разносторонне практически не изучались.

Исследованию этих проблем в детском и подростковом возрасте посвящены лишь единичные работы. При этом многие вопросы остаются нерешенными или имеют противоречивые толкования [36, 54, 148, 150, 184].

В настоящее время имеются отдельные публикации о возможной роли генетических факторов в предрасположенности к алкоголизму [3, 7, 10, 11, 14, 22, 37, 51, 93, 99, 162, 170 и др.]. Однако определение маркеров предрасположенности к развитию психогенной невротической патологии у подростков из семей с алкогольной зависимостью до сих пор широко не освещалось.

При этом остались недостаточно освещенными вопросы социально-психологического функционирования подростков, воспитывающихся в семьях высокого социального риска, не определены особенности развития у них психосоциальной патологии, остается неизвестной распространенность отдельных реактивных состояний, а также не исследована зависимость между особенностями личности подростка, состоянием психики и социальными условиями.

Указанный аспект особенно важен для изучения, поскольку в юношеском возрасте закладываются основы характера человека, его привычки, отношение к окружающим. Подростки в наибольшей степени подвергаются воздействию различных психосоциальных факторов. К тому же в подростковом периоде в организме создаются условия повышенной чувствительности к средовым воздействиям. Следовательно, именно подростковый возраст является критическим для формирующейся личности, а также для развития пограничных расстройств и патологических состояний [40, 42, 126, 129, 144 и др.].

Всё вышесказанное определило выбор темы настоящего исследования, которое, на наш взгляд, может способствовать более полному изучению влияния алкоголизма на потомство, что, в свою очередь, позволит выработать рекомендации по разработке программ профилактики негативных последствий этого заболевания.

Цель исследования: выявить особенности социально-психологического функционирования подростков из семей с алкогольной зависимостью для индивидуализации их медико-психологического сопровождения.

В соответствии с целью диссертационного исследования были сформулированы следующие задачи:

1. Провести анализ психолого-социального статуса семей подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

2. Оценить вклад семейных отношений в развитие невротической патологии подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

3. Исследовать структуру и особенности самоотношения , отношения и агрессивного поведения подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

4. На основе данных эпидемиологического анализа оценить распространенность и структуру различных форм патопсихологической симптоматики подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

5. Разработать психодиагностическую модель социально-психологического функционирования детей из семей с алкогольной зависимостью и программу их медико-психологического сопровождения.

Объект исследования: подростки в возрасте от 12 до 17 лет из семей с алкогольной зависимостью родителей.

Предмет исследования: социально-психологическая характеристика семей, детско-родительские отношения, психологический статус и особенности патопсихологической симптоматики, определяющие особенности социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

В качестве основной гипотезы выдвинуто предположение о том, что особенности социально-психологического функционирования подростков из семей с алкогольной зависимостью объективизируются на основании использования методики многомерного прогностического моделирования с целью оптимизации программы их медико-психологического сопровождения.

Методологической основой исследования явились фундаментальные идеи отечественной и зарубежной науки в области психологии: личности (Абульханова-Славская К.А.); отношений ( Бодалев A.A., Мясищев В.Н.); самоотношения ( Сарджвеладзе Н.И., Столин В.В.); самоутверждения ( Харламенкова Н.Е.), психологического пространства (Нартова-Бочавер С.К.), идентичности ( Эриксон Э.), детско-родительских отношений (Абраменкова В.В., Захаров А.И., Эйдемиллер Э.Г.); теории индивидуальности ( Русалов В.М.); сепарации детей от родителей ( Боулби Дж., Лангмейер Й., Лисина М.И., Фрейд А., Deci M.L.). Конкретно-научная методология диссертационного исследования включает базовые положения психологической теории взаимодействия ( Леонтьев А.Н., Ломов Б.Ф., Обозов H.H.), концепции педагогического взаимодействия ( Орлов А.Б., Макаренко A.C.), идеи взаимодействия как проявления межличностных отношений ( Мясищев В.М., Платонов К.К.).

Достоверность и обоснованность результатов исследования и личный вклад автора.

Достоверность и обоснованность полученных результатов обеспечена обстоятельным теоретическим анализом проблемы, четким определением предметной области, целей и задач исследования, строгостью концептуального аппарата, применением разнообразных социально-психологических методов, методов математического анализа и моделирования, широкой эмпирической базой исследования, которую составляют экспериментальные данные, полученные при обследовании различных категорий подростков и родителей.

Обоснованность и достоверность полученных результатов также обеспечена соответствующим выбором методов анализа результатов исследования, большим объемом выборки обследуемых лиц (204 подростка), наличием экспериментальной и контрольной групп, сочетанием количественного, качественного и статистического анализа результатов исследования, взаимопересечением результатов, полученных при помощи различных методик, и их соотнесением с данными других исследователей.

Планирование эксперимента, сбор первичных данных, анализ и обобщение полученных результатов выполнены лично автором.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Социально-психологическое функционирование подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, характеризуется упрощенной системой межличностных отношений; отрицательным отношением с родителями и друзьями; неадекватно заниженной самооценкой, неуверенностью и неудовлетворенностью собой; низким уровнем социально-значимой мотивационной направленности; отсутствием умений и навыков самоорганизации и отсутствием потребности в организованной деятельности и досуге; высокими показателями деструктивной агрессивности.

2. Патопсихологическая симптоматика у подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, представлена расстройствами аффективной сферы (депрессивные эпизоды, рекуррентные депрессивные расстройства, дистимия, кратковременная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации, смешанное тревожное и депрессивное расстройство); эмоционально-идеаторной патологией (генерализованное тревожное расстройство, синдром изолированной фобии, социальная фобия, обсессивно-компульсивное расстройство, реакции на тяжелый стресс и нарушение адаптации, паническое расстройство, агорафобия и диссоциативная (конверсионная) патология); патологией поведенческого конструкта (несоциализированное расстройство поведения, смешанное расстройство поведения и эмоций, гиперкинетическое расстройство поведения, расстройство поведения, ограничивающееся рамками семьи, социализированное расстройство поведения).

3. Многомерная прогностическая модель на основе информативных показателей психодиагностического и клинико-патопсихологического обследовании подростков с алкогольной зависимостью родителей позволяет с высокой точностью осуществлять прогноз социально-психологического функционирования подростков по следующим категориям: пола, уровень самооценки, наличие психопатологической симптоматики у родителей, наличие аддиктивной патологии и судимости у родителей, социально экономические характеристики семьи, стиль воспитания ребенка, наличие эмоционального отвержения , на основе чего становится возможной оптимизация медико-психологического сопровождения данного контингента.

Научная новизна исследования заключается в следующем:

— на основе теоретического анализа научной литературы и результатов собственного эмпирического исследования с учетом специфики подросткового возраста обоснованы психодиагностические технологии оценки социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость;

— описана структура процесса и динамического состояния социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, показано, что социально-психологическое функционирование должно рассматриваться как четырехкомпонентное клинико-психологическое образование, имеющее сложную динамическую структуру, между компонентами которого существуют функциональные зависимости, оцениваемые по результатам квалиметрии уровней их выраженности и диагностических критериев; обоснована технология оценки клинико-патопсихологических особенностей (патология семейных отношений, личностная и социальная идентичность, стрессоустойчивость , эмоционально-поведенческая активность, выраженность реактивной патологии, напряженность межличностных отношений) социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость;

— разработана регрессионная модель социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, позволяющая учитывать различные стилевые особенности воспитательного процесса и вариативные характеристики факторов медико-демографического и психолого-педагогического риска.

Теоретическая значимость исследования

В работе конкретизировано научное представление о структуре и содержании социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость; расширены возможности решения задачи, раскрывающей влияние различных структурных компонентов социально-психологического функционирования на коррекцию реактивной невротической симптоматики поведения подростков, осуществляемую в условиях центра психологической помощи; выявлены структурные компоненты модели психического здоровья подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, способствующие совершенствованию психологического сопровождения данного контингента.

Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что полученные результаты способствуют повышению эффективности процесса психологической диагностики и прогнозирования социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость. Диссертационная работа дает ценную информацию, которая найдет применение в работе практических психологов , обеспечивающих медико-психологическое сопровождение подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость.

Материалы работы могут быть использованы в лекционных курсах, на семинарских и практических занятиях по медицинской психологии, девиантологии, социальной психологии, при подготовке выпускных квалификационных работ, диссертационных исследований.

Результаты исследования, а именно психологические технологии оценки и прогноза социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, являются эталонными для психологического мониторинга социально-психологического функционирования таких подростков.

Публикации и апробация работы. По теме диссертации опубликовано 23 научных работ, из них 5 в журналах по перечню ВАК Минобрнауки РФ.

Результаты и основные положения проведенного исследования докладывались и обсуждались на: Международной научно-практической конференции «Технологии психолого-социальной работы в условиях мегаполиса» (СПбГИПиСР, 2009 г.); Итоговой конференции военно-научного общества курсантов и слушателей Военно-медицинской академии « Морфология и физиология » (ВМедА, 2011); Международной заочной научно-практической конференции « Актуальные проблемы прикладной социальной психологии » (СПбУУЭ, 2012).

Структура работы. Диссертация изложена на 162 страницах машинописного текста, состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, включающей 191 источник, из которых 45 — на иностранном языке, и приложения. В работе имеется 13 рисунков и 16 таблиц.

Заключение диссертации по теме «Психология — Социальная (общественная) психология — Психология семьи и быта, психология воспитания детей в семье — Отрицательные психологические влияния и пережитки в семье, их преодоление — Влияние безнадзорности и беспризорности на психику детей», Москаленко, Галина Владимировна

1. Семьи подростков, в которых отец, мать или оба родителя имеют алкогольную зависимость, характеризуются высокой частотой факторов медико-демографического риска: судимость выявлена у 29 % родителей; суицид у 16 % родителей в анамнезе; психопатологическая симптоматика у 29 % родителей. Социальная микроструктура семей, родители которых имеют алкогольную зависимость, характеризуется парциальностью семейной структуры — 47 % воспитываются в неполных семьях, нарушением преемственности процесса воспитания — в 20 % случаев воспитание осуществляется неродными родителями, либо опекунами — в 15 % случаев.

2. Деструктивные отношения в семье, где родители имеют алкогольную зависимость, характеризуются упрощенной системой межличностных отношений, отрицательным отношением подростков к родителям, низким уровнем семейной сплоченности, эмоциональным отвержением родителей, материнской депривацией, которые являются для ребенка источником невротической напряженности и беспокойства.

Подростки из описанных семей ожидают враждебного отношения со стороны сверстников, общение с которыми вызывает негативные переживания разной модальности.

3. Самоотношение как компонент социально-психологического функционирования у подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, достоверно отличается от проявлений самоотношения у подростков из благополучных семей и описывается заниженной самооценкой, неуверенностью в себе, склонностью формировать негативные сверхценные образования, неудовлетворенностью собой, высокой тревожностью и уязвимостью в межличностных отношениях.

4. Патопсихологическая симптоматика аффективной сферы подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, на нозологическом уровне представлена депрессивными эпизодами (36 %), рекуррентным депрессивным расстройством (28 %), дистимией (24 %), кратковременной депрессивной реакцией, обусловленной расстройством адаптации (4 %), смешанным тревожным и депрессивным расстройством (8 %).

5. Эмоционально-идеаторная составляющая патопсихологической симптоматики подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, характеризуется возникновением сверхценных образований, специфических патохарактерологических реакций подросткового возраста, синдромов дисморфофобии, сверхценных увлечений и интересов.

6. На нозологическом уровне патопсихологическая симптоматика у подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, проявляется генерализованным тревожным расстройством (17,2 %), синдромом изолированной фобии (12,3 %), социальной фобией (22 %), обсессивно-компульсивным расстройством (18 %), реакцией на тяжелый стресс и нарушением адаптации (16 %), паническим расстройством (8 %), агорафобией (1,4 %) и диссоциативной (конверсионной) патологией (5,1 %).

7. На поведенческом уровне реагирования выявлены следующая реактивная патопсихологическая симптоматика у подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость: несоциализированное расстройство поведения (48,5 %), смешанное расстройство поведения и эмоций (27,6 %), гиперкинетическое расстройство поведения (13 %), расстройство поведения, ограничивающееся рамками семьи (6 %), социализированное расстройство поведения (4,9 %) случаев.

8. Разработанный с помощью многомерного регрессионного анализа алгоритм на основе информативных показателей психодиагностического и клинико-патопсихологического обследовании подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, позволяет с высокой точностью (78,3 %) осуществлять анализ социально-психологического функционирования описанного контингента подростков по следующим показателям: пол подростка, уровень самооценки, наличие психопатологической симптоматики у родителей, наличие аддиктивной патологии у обоих родителей, наличие судимости у родителей, социально экономические характеристики семьи, стиль воспитания ребенка, наличие эмоционального отвержения .

1. Для повышения эффективности психологического сопровождения подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, целесообразно осуществлять психодиагностическое обследование личности подростков с учетом характера детско-родительских отношений в семье.

2. Систему медико-психологического сопровождения подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость, их психологическую коррекцию целесообразно осуществлять с учетом ведущих факторов, объясняющих основную долю дисперсии показателя « психическое здоровье »: пол подростка, уровень самооценки, наличие психопатологической симптоматики у родителей, наличие аддиктивной патологии у обоих родителей, наличие судимости у родителей, социально-экономические характеристики семьи, стиль воспитания ребенка, наличие эмоционального отвержения.

3. Рекомендовать включить в программы подготовки, переподготовки и повышения квалификации специалистов по коррекции нарушений социального функционирования у подростков факультативные курсы «Оценка факторов социально-психологического функционирования подростков, родители которых имеют алкогольную зависимость», «Структура и прогноз социально-психологического функционирования подростков с учетом характера детско-родительских отношений», обеспечив освоение специалистами необходимых знаний, умений и навыков для успешной профессиональной деятельности по социально-психологическому сопровождению подростков с нарушениями социального функционирования.

Список литературы диссертационного исследования кандидат психологических наук Москаленко, Галина Владимировна, 2012 год

1. Абраменкова В.В. Социальная психология детства / В.В. Абраменкова. М.: ПЕР СЭ, 2008. — 432 с.

2. Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Славская. М.: Мысль, 1991.-299 с.

3. Авдеева Т.Г. Влияние алкоголизма матери на состояние здоровья новорожденного / Т.Г. Авдеева, И.Л. Алимова // Педиатрия. 1994. — №5. — с. 57-58.

4. Авдеенок Л.Н. Психология развития личности и поведения детей в семьях разводящихся родителей / Л.Н. Авдеенок // Вестн. ТГПУ . 2009. -№5(83).-с. 124-128.

5. Александровский Ю.А. Предболезненные состояния и пограничные психические расстройства / Ю.А. Александровский. М.: Литтерра, 2010. — 272 с.

6. Алексеева Л.С. Семейная психотерапия в центре психолого-педагогической помощи: Науч.- метод. Пособие / Л.С. Алексеева, В.Ю. Меновщиков . М.: НИИ семьи, 1998. — 109 с.

7. Алехина И.П. Наследственный алкоголизм: некоторые нейрохимические и генетические механизмы / И.П. Алехина, А.Г. Вертинская , Н.Л. Векшина // Вестник РАМН . 1999. — №6. — С. 43-47.

8. Амонашвили Ш. Искусство семейного воспитания / Ш. Амонашвили. М.: Амрита-Русь, 2010. — 296 с.

9. Ананьин С.А. Состояние здоровья детей из семей социального неблагополучия: Автореф. дис. . д-ра мед. наук / С.А. Ананьин М., 1995. -43 с.

10. Анохина И.П. Центральные механизмы предрасположенности к зависимости от психоактивных веществ / И.П. Анохина, Н.Л. Векшина , А.Г. Вертинская // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1997. -№12. — С.83-84.

11. Антропов Ю.А. Клинико-генетнческие корреляции при семейном отягощенном алкоголизме / Ю.А. Антропов, A.C. Ялдигина // Вопросы наркологии. 1989. — №3 С.27-51.

12. Антропов Ю.А. Психосоматические расстройства и патологические привычные действия у детей и подростков / Ю.А. Антропов, Ю.С. Шевченко . М., 2000. — 320 с.

13. Анцупов А.Я. Словарь конфликтолога / А.Я. Анцупов. СПб.: Питер, 2006. — 264 с.

14. Ахмадеева Э.Н. Алкогольный синдром плода / Э.Н. Ахмадеева, Е.К. Алехин , Н.Р. Хусамова //Здравоохранение Башкортостана. 1996. — № 2-3.-С. 46-51.

15. Баранов A.A. Проблемы подросткового возраста (избранные главы) / A.A. Баранов, JI.A. Щеплягина. М., 2003. — 477 с.

16. Безруков J1.A. Влияние пьянства и курения на развитие детей / JI.A. Безруков, О.Г. Долженко , Р.И. Каланча // Педиатрия. 1988. — JN« 3. — С. 67-71.

17. Березин С.В. Подростковый наркотизм: семейные предпосылки / С.В. Березин, К.С. Лисецкий , М.Е. Серебрякова. Самара: 2001. — 305 с.

18. Битти М. Алкоголик в семье или преодоление созависимости : Пер. с англ. / М. Битти. М., 1997. — 331 с.

19. Блейхер В.М. Психологическая диагностика интеллекта и личности / В.М. Блейхер, Л.Ф. Бурлачук . Киев, 1978. — 215 с.

20. Бодалев A.A. Познание человека человеком (возрастной, тендерный, этнический и профессиональный аспекты) / A.A. Бодалев , Н.В. Васина. СПб.: Речь, 2005. — 336 с.

21. Боулби Дж. Создание и разрушение эмоциональных связей / Дж. Боулби. М.: Академический проект, 2004. — 232 с.

22. Бочков И.П. Алкоголь и наследственность / И.П. Бочков, Г.Н Колесова. // Вестн. Акад. мед. наук . 1988. — №3. — С. 32-35.

23. Бронфенбреннер У. Два мира детства. Дети в США и в СССР / У. Бронфенбреннер. М.: Прогресс, 1976. — 215 с.

24. Брюн Е.А. Проблемы детской и подростковой наркологии / Е.А. Брюн // Социальная дезадаптация: нарушения поведения у детей и подростков: Материалы Рос. науч.-практ. конф. М., 1996. — с. 10 — 15

25. Брязгунов И.П. Особенности психологического статуса при психосоматических функциональных заболеваниях у детей и подростков / И.П. Брязгунов, М.В. Абалакина // Российский педиатрический журнал. -2000.-№5.-с. 15-16.

26. Варга А.Я. Введение в системную семейную психотерапию /А.Я. Варга. СПб.: Когито-Центр, 2011. — 184 с.

27. Викулова Н.О. Профилактика дезадаптационных состояний -важное условие успешного развития познавательной активности в старших классах / Н.О. Викулова // Актуальные проблемы здоровья населения. 2000. -С. 31-32.

28. Волошин В.М. Состояние и перспективы развития детской психиатрической службы в России / В.М. Волошин, Б.А. Казаковцев , Ю.С. Шевченко, A.A. Северный // Социальная и клиническая психиатрия. 2002. -Т. 12. Вып. 2.-С.5-9.

29. Воспитательная деятельность педагога / И. А. Колесникова , Н. М. Борытко, С. Д. Поляков , Н. JI. Селиванова. М.: Академия, — 2008. — 336 с.

30. Выготский JI.C. Психология развития человека / Л.С. Выготский. М.: Смысл, Эксмо, 2005. — 1136 с.

31. Ганзен В.А. Системные описания в психологии / В.А. Ганзен . -Л.: ЛГУ, 1984.-273 с.

32. Ганнушкин П. Б. Клиника психопатии: их статика, динамика, систематика / П.Б. Ганнушкин. М.: Медицинская книга, 2010. — 124 с.

33. Гнатишин Н. С. Состояние здоровья и перспективы повышения эффективности диспансеризации девушек (контингенты учащихся средних специальных учебных заведений и СПТУ ) / Н.С. Гнатишин Киев, 1992. -226 е.

34. Головина А.Г. Фобические синдромы в структуре психической патологии у подростков: автореф. . д-ра мед. наук / А.Г. Головина. М., 2011.-42 с.

35. Гончаров М. В. Подходы к популяционно-генетическому исследованию алкоголизма / М.В. Гончаров //Концептуальные, вопросы наркологии. Сб. науч. тр. 1995. — с. 9-13.

36. Грузман А. В. Отклоняющееся и аддиктивное поведение у подростков женского пола: Автореф. . дис. канд. мед. наук / A.B. Грузман -Новосибирск, 1990. -21с.

37. Гузева В.И. Влияние алкоголизма матерей на состояние нервной системы их детей / В.И. Гузева // Педиатрия. 1994.- №5. — с. 95-96

38. Гурьева В.А. Клиническая и судебная подростковая психиатрия / В.А. Гурьева, Т.Б. Дмитриева , Е.В. Макушкин, В.Я. Гиндикин и др. М.: Медицинское информационное агентство, 2007. -488 с.

39. Даниелян А.К. О клинических особенностях ре-зидуально-органических психозов подросткового возраста / А.К. Даниелян, К.Г. Даниелян // Актуальные вопросы клинической медицины. Ереван, 1995. — с. 89-92.

40. Дебесс М. Подросток / М. Дебесс. СПб.: Питер, 2004. — 128 с.

41. Довгий A.B. Анкетный метод выявления лиц, относящихся к группе риска заболеваний алкоголизмом и вероятных больных в условиях промышленного предприятия / A.B. Довгий, В.Н. Петров , М.Я. Водяницкая // Вопросы наркологии. 1990. — №1. — с. 44-48.

42. Дробишев В.В. Проблема подростковой наркологии и профилактики раннего алкоголизма / В.В. Дробишев, С.Б. Иличенко // Проблемы профилактики медицины. Омск, 1996. — с. 51-53.

43. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология. Учебник для ВУЗов / В.Н. Дружинин. СПБ .: Питер, 2008. — 320 с.

44. Дружинина H.A. Состояние здоровья, физического и нервно-психического развития подростков, родители которых больны алкоголизмом / H.A. Дружинина, А.Г. Муталов , И.Г. Шахмуратова, Ю.А. Дружинин // Медицинская помощь. 2001. — № 2. — с. 9-11.

45. Думитрашку Т.А. Факторы формирования индивидуальности в многодетной семей: автореф. дис. . канд. психол . наук / Т.А. Думитрашку. -М„ 1992.-24 с.

46. Емельянцева Т. А. Роль семьи с алкогольными проблемами в формировании девиантного поведения у подростков / Т.А. Емельянцева // Труды молодых ученых. Минск, 2000. — с . 142-144.

47. Емельянцева Т.А. Результаты и перспектива психотерапевтической работы по первичной профилактике алкогольной и наркотической зависимости среди подростков / Т.А. Емельянцева. Минск, 2001. — с.210-217.

48. Жигунова Г. В. Влияние хронической алкогольной интоксикации на течение беременности, родов, состояние и развитие потомства: Автореф. дис. канд. мед. наук / Г.В. Жигунова Минск, 1988. — 20 с.

49. Зайцев А. А. Результаты изучения наследственности подростков, совершивших уголовные преступления / А.А. Зайцев // Архив психиатрии. -1995.-№9.-с. 100-101.

50. Захаров А.И. Дневные и ночные страхи у детей. Серия « Психология ребенка » / А.И. Захаров СПб.: « Издательство СОЮЗ », 2000. -448 с.

51. Захаров А.И. Неврозы у детей и подростков: Анамнез, этиология и патогенез / А.И. Захаров. Л.: Медицина, 1988. — 244 с.

52. Змановская Е.В. Психология девиантного поведения (структурно-динамический подход) // Автореф. дис. . д. псих, наук / Е.В. Змановская . -СПб., 2006.-46 с.

53. Зыков О. В. Состояние и перспективы развития детско-подростковой наркологической службы в г. Москве / О.В. Зыков // Вопросы наркологии. 1997. — № 1. — с. 27-32.

54. Ибрагимов А.И. Медико-социальная оценка здоровья детей и образа жизни в семьях с отцом алкоголиком // Автореф. дис. . канд. мед. наук / А.И. Ибрагимов — СПб., 1998. — 22 с.

55. Иванова Н.В. Характеристика физического, нервно-психического и соматического развития детей от больных алкоголизмом родителей / Н.В. Иванов , Г. Мамуров, Н.Б. Куприенко //Журнал неврологии и психиатрии им.В.М. Бехтерева. 1993. — № 2. — с. 62-64.

56. Игошев К.Е. Семья, дети, школа / К.Е. Игошев, Г.М. Миньковский . М.: Юридическая литература, 1989. — 374 с.

57. Иовчук Н.М. Школьная дезадаптация: эмоциональные и стрессовые расстройства у детей и подростков / Н.М. Иовчук // Мат. Всерос. научн.-практ. конф. М., 1995. — с.23—25.

58. Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: Руководство для врачей / Д.Н. Исаев СПб.: Питер, 2000. — 300 с.

59. Кантоиистова Н.С. Особенности формирования личности у подростков и их связь с состоянием психического здоровья / Н.С. Кантонистова // Здоровье, развитие, личность. М.: Медицина, 1990. — 336 с.

60. Каплан Г.И. Клиническая психиатрия / Г.И. Каплан, Б.Дж. Сэдок. М.: Медицина, 1994. -Т.1.-672 с.

61. Касаткин В.Н. Медико-психолого-педагогические программы укрепления здоровья детей: Автореф. дис. . д-ра мед. наук / В.Н. Касаткин. -М„ 1999. -56 с.

62. Киянов В. И. Совершенствование организации медико-социальной помощи подросткам / В.И. Киянов //Проблемы гор. здравоохр.: Сб. науч. тр. СПб., 1995. — Вып. 1.-е. 120.

63. Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста (Руководство для врачей) /В.В. Ковалев. М.: Медицина, 1979. — 240 с.

64. Колесов Д. В. Беседы об антиалкогольном воспитании / Д.В. Колесов М.: Медицина, 1986. — С. 7.

65. Коломинский Я.Л. Психическое развитие детей в норме и патологии / Я.Л. Коломинский , Е.А. Панько, С.А. Игумнов. СПб.: Питер, 2004.-480 с.

66. Кон И. С. Психология ранней юности / И.С. Кон. М.: Просвещение, 1989.

67. Кон И.С. Междисциплинарные исследования. Социология. Психология. Сексология. Антропология / И.С. Кон. Ростов-на-Дону: Феникс, — 2006. — 608 с.

68. Кошкина Е.А. Заболеваемость и болезненность алкоголизмом и наркоманиями в Российской Федерации: Пособие для врачей психиатров-наркологов / Е.А. Кошкина, Г.А. Корчагина , А.З. Шамота М.: НИИ наркологии МЗ РФ, 2000. — 276 с.

69. Кравцова H.A. Психосоматические проблемы социальной дезадаптации детей / H.A. Кравцова, И.А. Шувалова , Р.И. Цветкова // Мат. Рос. науч.-практ. конф. М., 1996. — с. 159-161.

70. Крупская Т. С. Состояние липидного обмена у новорожденных, родившихся от матерей, употребляющих алкоголь во время беременности: Автореф. дис. канд. мед. наук / Т.С. Крупская. Ставрополь, 1992. — 25 с.

71. Кузнецов И.А. Нарушения поведения у детей с интеллектуальной недостаточностью: Автореф . дис. .канд. мед. наук / И.А. Кузнецов Пермь, 1996. — 19 с.

72. Куниковская JI.C. Влияние хронического алкоголизма матерей на формирование клинической картины умственной отсталости у потомства (Клинико-эксперим. исслед.): Автореф. . дис. канд. мед. наук / JI.C. Куниковская. М., 1988. — 19 с.

73. Курьянова И.И. Комплексное социально-гигиеническое исследование состояния здоровья детей из неблагополучных по алкоголизму детей: Автореф. дис. . канд. мед. наук / И.И. Курьянова. М., 1990. — 21 с.

74. Курьянова Н. И. Здоровье детей из неблагополучных по алкоголизму семей актуальная медико-социальная проблема / Н.И. Курьянова // Мед.-соц. аспекты здоровья и мед. обслуж. насел.: Сб. тр. -Астрахань, 1998. — Т. 13. — с. 56-59.

75. Лангмейер Й. Психическая депривация в детском возрасте / Й. Лангмейер, 3. Матейчек . М.: Издательство: Медицинское издательство Авиценум, 1984. — 335 с.

76. Леонтьев А.Н. Психологические основы развития и обучения ребенка / А.Н. Лентьев. М.: Смысл, 2009. — 426 с.

77. Лисина М.И. Формирование личности ребенка в общении / М.И. Лисина. СПб.: Питер, 2009. — 320 с.

78. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А.Е. Личко . СПб.: Речь, 2010. — 256 с.

79. Личко А. Е Патохарактерологический диагностический опросник для подростков и опыт его практического использования / А.Е. Личко, Н.Я. Иванов Л.: изд. инст. им. Бехтерева, 1976. — 103 с.

80. Ломов Б.Ф. Системность в психологии / Б.Ф. Ломов. М.: НОУ ВПО МПСИ, МОДЭК, 2011. — 424 с.

81. Мажура Н.В. Особенности здоровья детей и подростков из социопатических семей, находящихся в реабилитационном центре: Автореф. дис. канд. мед. наук / Н.В. Мажура. Екатеринбург, 2001. — 23 с.

82. Макаренко А. С. Человек должен быть счастливым / A.C. Макаренко. М.: Карапуз, 2009. — 288 с.

83. Максимова Н.Ю. Курс лекций по детской патопсихологии : Учебное пособие / Н.Ю. Максимова, Е.Л. Милютина Ростов-на-Дону, 2000. -576 с.

84. Мастюкова Е.М. Профилактика и коррекция нарушений психического развития детей при семейном алкоголизме (книга для учителя) / Е.М. Мастюкова, Г.В. Грибанова , А.Г. Московкина. М.: Просвещение, 1989. — 77 с.

85. Мдезникова Н.Я. Состояние психофизического развития и частота эмбриопатий у детей, родившихся от матерей, страдающих алкоголизмом / Н.Я. Мдезникова, P.A. Малышева , С.О. Девятова. // Вопр. охраны материнства и детства 1998.- Т.ЗЗ, №4. — с. 32-34.

86. Мельник Э.В. Клиническая динамика синдромов девиантного поведения у детей и подростков: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Э.В. Мельник Одесса, 1990. — 19 с.

87. Мирошниченко JI. Д. Наркологический энциклопедический словарь в 2 частях. Часть 1. Алкоголизм / Л.Д. Мирошниченко, В.Е. Пелипас . — М.: Анахарсис, 2001. — 190 с.

88. Михалина A.M. Роль микросоциальной среды в генезе психосоматических расстройств у подростков / A.M. Михалина, Денисенко Д.М. // Медицина сегодня и завтра. 1998. — №1. — с. 129-133.

89. Моисеев B.C. Маркеры алкогольной болезни / B.C. Моисеев // Новый мед. жур. 1996. — №4. — С. 24-27.

90. Москаленко В.Д. Дети больных алкоголизмом (возраст от 0 до 18 лет). Серия « Обзоры по важнейшим проблемам здравоохранения и медицины »- / В.Д. Москаленко // Обз. инф. НПО « Союзмединформ »: Медицина и здравоохранение. М., 1990. — 68 с.

91. Москаленко В.Д. Зависимость и созависимость в семьях больных алкоголизмом / В.Д. Москаленко // Вопросы наркологии — 1995. № 2. -с.76-79.

92. Москаленко В.Д. Психические расстройства в потомстве больных алкоголизмом отцов / В.Д. Москаленко // Наркомания и психиатрия. 1997 -№9. — с. 35-40.

93. Москаленко В.Д. Ребенок в « алкогольной » семье: психологический портрет / В.Д. Москаленко // Вопросы психологии.— 1991.—№4. —с. 65-73.

94. Мясищев В.Н. Психология отношений / В.Н. Мясищев . М.: МПСИ, МОДЭК, 2011. — 400 с.

95. Назаров З.А. Взаимосвязь между алкоголизмом и некоторыми генетическими маркерами крови / З.А. Назаров, Л.Л. Пик, A.A. Щербанова // Здравоохранение Казахстана.- 1987.- №2. с.20-21.

96. Нартова-Бочавер С.К. Жизненное пространство семьи. Объединение и разделение / С.К. Нартова Бочавер , К.А. Бочавер, С.Ю. Бочавер. — М.: Генезис, 2011. — 320 с.

97. Нещерет T.B. Влияние взаимоотношений в семье на межличностные связи ребенка: Автореф. дисс. . канд. психол. наук / Т.В. Нещерет. Л.: ЛГУ , 1980.- 25 с.

98. Новиков A.B. Алкоголизм отца, созависимость матери и психопатологическое состояние сына подростка (генеалогическое и клинико-психологическое исследование семьи): Обзор / A.B. Новиков, Татаринская Е.В. //Вопросы наркологии. — 1993. — № 4. — с. 80-85.

99. Обозов H.H. Психология человека. От тела к душе / H.H. Обозов. СПб.: Облик, 2001. — 408 с.

100. Орлов А.Б. Психология личности и сущности человека. Парадигмы, проекции, практики / А.Б. Орлов. М.: Академия, 2002. — 272 с.

101. Панков Д. Д. Опыт изучения социального статуса подростков / Д. Д. Панков, О.В. Колябина , А.Г. Румянцев, Л.Я. Григорьянц // Российский педиатрический журнал. 2003. — № 3. — с. 54-56.

102. Петракова Т. И. Предикторы риска аддиктивного поведения и профилактика наркологических заболеваний среди подростков / Т.Н. Петракова // Вопросы наркологии. 1995. — № 2. — с. 79-82.

103. Петровский A.B. Основы теоретической психологии / A.B. Петровский, М.Г. Ярошевский . М.: Инфра-М, 1998. — 528 с.

104. Платонов К.К. О системе психологии / К.К. Платонов. М.: Мысль, 1972. — 216 с.

105. Полунина H.B. Состояние здоровья детей и факторы, его определяющие на современном этапе / Н.В. Полунина // Лекции по актуальным проблемам педиатрии. М.: РГМУ ,2000. -С. 7-14.

106. Полунина Н.В. Организационные технологии при проведении медико-социальной реабилитации в современных условиях / Н.В. Полунина, E.H. Нестеренко . М.: РГМУ МЗ РФ, 1999. — 56 с.

107. Психология аномального развития ребенка. Хрестоматия. Том II / под ред. В. Лебенского, М. Бардышевского. М.: ЧеРо, Высшая школа, МГУ , 2002.-818 с.

108. Психология и лечение зависимого поведения / Под ред. С. Даулинга. М.: Независимая фирма « Класс », 2000. — 240 с.

109. Пятницкая И. Н. Общая и частная наркология: Руководство для врачей / И.Н. Пятницкая. М.: Медицина, 2008. — 640 с.

110. Рожнова Т.М. Психопатологические расстройства у детей, отцы которых болеют алкоголизмом: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Т.М. Рожнова-М., 1996.-21 с.

111. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание / С.Л. Рубинштейн. СПб.: Питер, 2012. — 288 с.

112. Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В.Д. Менделевича. СПб.: Речь, 2007. — 768 с.

113. Румянцев А.Г. Актуальные проблемы подростковой медицины / А.Г. Румянцев, Д.Д. Панков М.: Медпрактика, Столичный бизнес, 2002. -376 с.

114. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий / В.М. Русалов . М.: Наука, 1979. — 352 с.

115. Садыкова Т. И. Образ жизни и состояние здоровья девушек-подростков (медико-социологическое исследование по материалам г. Казани): Автореф. дис. . канд. мед. наук / Т.Н. Сыдыкова. Казань, 1999. -25 с.

116. Сарджвеладзе Н.И. Личность и ее взаимодействие с окружающей средой / Н.И. Сарджвеладзе . Тбилиси: Мецниереба, 1989. — 206 с.

117. Сафонова Т.Я. Помощь детям жертвам насилия. Учебное пособие / Т.Я. Сафонова, Т.М. Журавлева , Е.И. Цымбал. — М.: Генезис, 2006. -512 с.

118. Сборщикова И.М. Развитие ребенка в алкогольной семье: о вторичности психокоррекции и реабилитации / И.М. Сборщикова, В.А. Терентьева // Школа здоровья. 1998.- №1. — с.91-98.

119. Семке В.Я. Умейте властвовать собой, или Беседы о здоровой и больной личности / В.Я. Семке. М.: Либроком, 2011. -240 с.

120. Сигал Т.М. Образ жизни и состояние здоровья детей из социопатических семей: Автореф. дис. . канд. мед. наук / Т.М. Сигал М., 1992. — 24 с.

121. Соколова Е.Т. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях / Е.Т. Соколова, В.В. Николаева . М.: SvR-Аргус, 1995. — 359 с.

122. Спиваковская A.C. Психотерапия: игра, детство, семья. Том 1 / A.C. Спиваковская . М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. — 304 с.

123. Спикина A.A. Клинико-экспериментальная оценка роли тренинга когнитивного дефицита в комплексной терапии шизофрении: автореф. дис. . канд. мед. наук / A.A. Спикина. СПб., 2011. — 24 с.

124. Столин В.В. Самосознание личности / В.В. Столин . М. МГУ, 1983. -284 с.

125. Субботский Е.В. Генезис личности. Теория и эксперимент / Е.В. Субботский . М.: Смысл, 2010. — 408 с.

126. Тарабрина Н.В. Психология посттравматического стресса. Часть 1. Теория и методы / Н.В. Тарабрина. М.: Когито-центр, 2007. — 258 с.

127. Ушинский К.Д. Избранные труды. В 4 книгах. Книга 2. Русская школа / К.Д. Ушинский. М.: Дрофа, 2005. — 448 с.

128. Фрейд А. Введение в детский психоанализ. Норма и патология детского развития. «Я» и механизмы защиты / А. Фрейд. Минск: Попурри, 2010.-448 с.

129. Фрейджер Р. Теории личности и личностный рост / Р. Фрейджер, Д. Фэйдимен. М.: Мир, 2004. — 657 с.

130. Харламенкова Н.Е. Самоутверждение подростка / Н. Е. Харламенкова . М.: ИП РАН, 2007. — 384с.

131. Хоментаускас Г.Т. Семья глазами ребенка / Г.Т. Хоментаускас . -М.: Педагогика, 1989. 160 с.

132. Хьелл JI. Теории личности / JI. Хьелл, Д. Зиглер . СПБ.: Питер, 2006. — 607 с.

133. Чирков В.И. Межличностные отношения, внутренняя мотивация и саморегуляция / В.И. Чирков // Вопр. психологии: Научный журнал. 1997.- №3. с. 102-111.

134. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт / А.Г. Шмелев.- СПБ.: Речь, 2002. 480 с.

135. Эдкинд A.M. Цветовой тест отношений / A.M. Эдкинд // Общая психодиагностика : Основы психодиагностики, немедицинской психотерапиии психологического консультирования / под ред. А.А.Бодалева и В.В.Столина. М.: МГУ, 1987. с. 221-227.

136. Эйдемиллер Э.Г. Психология и психотерапия семьи / Э.Г. Эйдемиллер , В. Юстицкис. СПб.: Питер, 2008. — 672 с.

137. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис / Э. Эрисксон. М.: Прогресс, 1996. — 344 с.

138. Ясницкая В.Р. Социальное воспитание в классе. Теория и методика / В.Р. Ясницкая. М.: Академия, — 2004. — 352 с.

139. Acker C.J. Stigma or legitimation? A historical examination of the social potentials of addiction disease models / C.J. Acker // Journal of Psychoactive Drugs. V. 25. № 3, 1993. — P. 102 — 107.

140. Anderson W.P. Sex Offenders. Three personality types / W.P. Anderson, T. KunceJ // Journal of Clinical Psychology, Vol. 35. №3, 1979. P. 76 -79.

141. Arnold R. Patient attitudes concerning the inclusion of spirituality into addiction treatment / R. Arnold // J. Subst. Abuse Treat. Dec. V. 23. Xa 4. 2002. -P. 90 94.

142. Beck A. Cognitive therapy of personality disorders / A. Beck et al. -New York.: Guilford press, 1990. P. 257 — 259.

143. Ben-Shakhar G. Clinical judgment and decision-making in CQT-polygraphy. A comparison with other pseudoscientific applications in psychology / G. Ben-Shakhar. Integr. Physiol. Behav. Sci., 1991, Jul-Sep: 26 (3). — P. 144 -146.

144. Bern S. The measurement of psychological androgyny / S. Bern // Journal of Consulting and Clinical. Psychology. — 42, 1974. — P. 12 — 17.

145. Black D.W. Characteristics of 36 subjects reporting compulsive sexual behavior / D.W. Black et al. // American Journal of Psychiatry. V. 154. №. 2, 1997.-P. 11-14.

146. Black D.W. Compulsive buying: A review / W. BlackD // Journal of Clinical Psychiatry. V. 57. 1996. — P. 50 — 54.

147. Blalt S.J. Psychological assessment of psychopathology in opiate addicts / BlaltS et al. New Ment. Dis. V. 172. — 1984. — P. 234 — 236.

148. Blanco C. Pathological gambling: addiction or compulsion? / C. Blanco // Semin. Clin. Neuropsychiatry. Jul. V. 6. № 3, 2001. — P. 32 — 35.

149. Brady K.T. Gender differences in substance use disorders / K.T. Brady et al. // American Journal of Psychiatry, № 150 (11), 1993. P. 33 — 36.

150. Burke R. Workaholism and divorce among Australian psychologists / R. Burke, Z. Burgess, F. Oberklaid // Psychol. Rep. Aug. V. 93. № 1, 2003. — P. 29 — 32.

151. Burke R.J. Workaholism, self-esteem, and motives for money / R.J. Burke // Psychol. Rep. Apr. V. 94. № 2, 2004. — P. 55 — 58.

152. Carlton P.L. Attention deficit disorder and pathological gambling / P.L. Carlton et al. // J Clin Psychiatry. Dec. V. 48. № 12, 1987. — P. 7 — 9.

153. Christodoulou G.N. The delusional misidentification syndromes: strange, fascinating, and instructive / GN. Christodoulou, M. Margariti, V.P. Kontaxakis // Curr. Psychiatry Rep. 2009. — No. 11(3). — p. 185-189.

154. Clark J.V. Social anxiety and self-evaluation of interpersonal performance / J.V. Clark, H. Arkowitz // Psychol. Rep. Feb., 36 : 1, 1975. P. 33 -34.

155. Coleman-Kennedy C. Pendley A. Assessment and diagnosis of sexual addiction / C. Coleman-Kennedy, A. Pendley. J. American Psychiatric Nurses Association. — V. 8. № 5, 2002. — P. 19 — 24.

156. Comer R.J. Fundamental of abnormal psychology / R.J. Comer. 2 Ed., Worth Publ.: W. H. Freeman and Co, NY, 2001. — P. 145 — 149.

157. Crisp A.H. The tendency to stigmatise / A.H. Crisp // British Journal of Psychiatry. V. 178, 2001. — P. 17 — 19.

158. Cupchik W. and Atchieson J. D. Shoplifting: An Occasional Crime of the Moral Majority / W. Cupchik, J.D. Atchieson // Bulletin of the American Academy of Psychiatry and Law. V. 11, 1983. — P. 64 — 69.

159. Custe R. Personality factors and pathological gambling / R. Custe et al. // Acta Psychiatr. Scand.V. 80. №1, 1989. P. 17 — 18.

160. Custer R.L. Profile of the pathological gambler Hi / R.L. Custer. -Clin. Psychiatry. Dec. V. 45. № 12, Pt. 2. 1984. — P. 76 — 81.

161. Deitz S.R. Measurement of empathy toward rape victims and rapists / S.R. Deitz et al. // Journal of Personality and Social Psychology. Aug., 43:2, 1982.-P. 73-75.

162. Dragonas T.G. Greek fathers’ participation in labour and care of the infant / T.G. Dragonas // Scand. J. Caring Sci. 1992. — No. 6(3). — p. 151-159.

163. Goodwin, D. Psychopathology in adopted and nonadopted daughters of alcoholics / D. Goodwin et al. // Arch. Gen. Psychiat. V. 34. № 9, 1977. — P. 15-18.

164. Greenberg H.R, Sarner C A. Trichotillomania. Symptom and syndrome / / H.R. Greenberg, C.A. Sarner //Arch. Gen. Psychiat. V. 12. №5, 1965.-P. 21-28.

165. Grubin D. Predictors of risk in serious sex offenders / D. Grubin // British Journal of Psychiatry. Vol. 72. — Supl. 32, 1997. — P. 3 — 7.

166. Haighighat R.A. unitary theory of stigmatization: pursuit of self-interest and routes to destigmatization / R.A. Haighighat // British Journal of Psychiatry. V. 178. 2001. P. 19 — 23.

167. Hartman B.J. Comparison of selected experimental MMPI profiles of sexual deviates and sociopaths without sexual deviation / B.J. Hartman // Psychol. Rep., Feb., 20(1), 1967. P. 97 — 102.

168. Herkov M.J. MMPI differences among adolescent inpatients, rapists, sodomists, and sexual abusers / M.J. Herkov et al. // Journal of Personality Assessment. 661, Feb., 1996. P. 54 — 59.

169. McElroy S.L. Compulsive buying: a report of 20 cases / S.L. McElroy // J. Clin. Psychiatry. V. 55, 1994. — P. 19 — 22.

170. Melnik E. V. Characteristic features of drug addiction in adolescents with behavioural disorders (follow-up study) / E.V. Melnik, V.S. Bitenskiy. -European Psychiatry. V. 11. Suppl. 4. 1996. P. 43 — 46.

171. Moncrieff M. Comparison of MMPI profiles of assaultive and non-assaultive exhibitionists and vouyeurs / M. Moncrieff, D. Pearson. Currective and Social Psychiatry and J. Behav. : Tehnology. — V. 25, 1979. — P. 375 — 379.

172. Moriceau S. Neurobiology of infant attachment / S. Moriceau, R.M. Sullivan // Dev. Psychobiol. 2005. Nov. 47(3). — P. 230 — 232.

173. Muris P. Further insights in the etiology of fear, anxiety and their disorders in children and adolescents: the partial fulfillment of a prophecy / P. Muris // J Child Fam. Stud. 2011. — N20. — p. 133-134.

174. Murphy M.H. Sport and drugs and runner’s high (Psychophysiology) / M.H. Murphy. In J. Kremer and D. Scully (eds), // Psychology in Sport. London: Taylor & Francis, 1993. — P. 321 — 327.

175. Simon J. Love: addiction or road to self-realization, a second look / J.Simon // Am. J. Psychoanal, V. 42. N 3. 1982. P. 24 — 24.

176. Sinunel E. Psychoanalytic treatment in a sanatorium // E. Sinunel.1.ternal. J. Psychoanal. V. 10, 1927. P. 133 — 135.

177. Tavares H. Factors at play in faster progression for female pathological gamblers: an exploratory analys / H. Tavares et al. // J Clin. Psychiatry, Apr. V. 64. №4, 2003. P. 64 — 67.

178. Timmreck T.C. Overcoming the loss of a love: preventing love addiction and promoting positive emotional health / T.C. Timmreck // Psychol. Rep., Apr. V. 66. № 2, 1990. — P. 41 — 42.

179. Watson D. Measurement of social-evaluative anxiety / D. Watson, R. Friend // Journal of Consulting and Clinical Psychology, Aug., 33:4, 1969. P. 33 -37.

180. Wieder H. Drug use in adolescents / H. Wieder, E. Kaplan // The psychoanalytic study of the child. V. 24, 1969. — P. 204 — 206.

В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок нет.

Источники:

https://studopedia.ru/3_31838_opredelenie-ponyatiy-alkogolnaya-semya-sozavisimost.html

https://studfiles.net/preview/5247714/page:50/

https://studfiles.net/preview/3994376/page:2/

http://poznayka.org/s6370t1.html

http://www.dissercat.com/content/osobennosti-sotsialno-psikhologicheskogo-funktsionirovaniya-podrostkov-iz-semei-s-alkogolnoi