Пограничная личность формирование

Бордерлайнеры: шесть симптомов пограничного расстройства личности

Пограничное личностное расстройство пока у нас не слишком на слуху. Маниакально-депрессивный психоз или шизофрения гораздо более известны. Между тем это не столь уж редкое нарушение может сделать невыносимой жизнь самих бордерлайнеров и, конечно, их близких.

Для многих из нас пограничное расстройство личности — диагноз, смутно знакомый по прекрасному фильму «Прерванная жизнь» с участием Вайноны Райдер и Анджелины Джоли 1 . К сожалению, диагноз этот все чаще встречается вовсе не в кино, а в жизни. По оценкам исследователей, пограничным расстройством личности (оно же пограничное личностное расстройство — ПЛР) страдают 2–3% жителей планеты 2 . При этом многие психологи и психиатры отмечают, что ПЛР не уделяется достаточного внимания. Например, в Международной классификации болезней МКБ-10, используемой российскими врачами, четкого определения пограничного расстройства личности вообще нет, оно рассматривается как разновидность эмоционально неустойчивого расстройства. В американском Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств DSM-5 определение пограничного расстройства присутствует, однако и американские специалисты полагают, что пограничное личностное расстройство обделено вниманием. Они считают, что ПЛР существует «в тени» отчасти схожего биполярного расстройства личности. В последнем случае исследования финансируются намного щедрее, и прогресс в этой области уже очевиден. Биполярное расстройство вошло в список расстройств, чье негативное влияние на общество изучается в рамках международной программы Global Burden of Disease («Глобальное бремя болезней»), а пограничного расстройства личности в этом списке нет. Между тем по своей тяжести и возможности провоцировать самоубийства пограничное расстройство личности не уступает биполярному 3 .

Диагностика ПЛР также сталкивается с серьезными трудностями, единого и общепринятого описания пока не существует. Однако есть как минимум 6 признаков, выраженность и повторяемость которых позволяет предположить, что человек страдает пограничным личностным расстройством.

1. Нестабильность личных отношений

Тех, кто страдает ПЛР, можно назвать «людьми с содранной кожей». Они невероятно чувствительны к малейшим эмоциональным воздействиям. Слово или взгляд, которые большинство из нас просто оставили бы без внимания, становятся для них причиной серьезных травм и мучительных переживаний. По словам психолога Марши Лайнен (Marsha Linehan), автора собственного метода лечения ПЛР — диалектико-поведенческой терапии, «они существуют с постоянной болью, которую окружающие недооценивают и пытаются объяснить неверными причинами». Легко понять, что сохранить стабильность отношений в такой ситуации почти невозможно. И восприятие людьми с пограничным расстройством даже своих близких и любимых может меняться с «я тебя люблю» на «я тебя ненавижу» буквально за несколько секунд.

2. Черно-белое мышление

Вечные метания между любовью и ненавистью являются частным проявлением более общей проблемы. Люди, страдающие пограничным расстройством, вообще почти не различают полутонов. И все на свете для них выглядит либо очень хорошим, либо чудовищно плохим. Это же отношение они распространяют и на самих себя. Они либо воспринимают себя самыми прекрасными людьми на свете, либо — самыми ничтожными существами, которые и жить-то недостойны. В этом — одна из печальных причин того, что до 80% пациентов с таким диагнозом подумывают иногда о самоубийстве 4 . А 5–9% в итоге, увы, реализуют это намерение.

3. Страх быть покинутыми

Из-за этого страха бордерлайнеры часто выглядят беззастенчивыми манипуляторами, тиранами или просто эгоистами. Однако все намного сложнее. Они снова и снова цепляются за отношения, стремятся все свое время проводить в обществе тех, кого любят, и могут даже физически пытаться помешать их уходу всего лишь в магазин или на работу по той причине, что расставание для них невыносимо. Страх расставания (реального или ими самими придуманного) с близкими может провоцировать у страдающих ПЛР приступы паники, депрессии или гнева — типичные симптомы перечислены в справке Национального института психического здоровья США 5 .

4. Импульсивное, саморазрушительное поведение

Всем нам время от времени случается совершать необдуманные поступки. Но одно дело — спонтанная покупка ненужной вещи или внезапный отказ идти на вечеринку, где нас ждут, и совсем другое — привычки, явное угрожающие нашему здоровью и жизни. В числе подобных привычек людей с пограничным расстройством личности — склонность к алкоголю и наркотикам, заведомо рискованная манера управлять автомобилем, незащищенный секс, булимия и многие другие не слишком приятные вещи. Любопытно, что российский исследователь Татьяна Ласовская относит к подобным саморазрушительным особенностям поведения и склонность к нанесению татуировок. По ее оценкам, ПЛР может наблюдаться почти у 80% людей, наносящих тату. При этом страдающие расстройством чаще всего остаются недовольны результатом и в 60% случаев возвращаются для нанесения нового рисунка. А в самих татуировках у них часто преобладает тематика смерти 6 .

5. Искаженное восприятие себя

Еще одной типичной чертой пациентов с ПЛР является искаженное восприятие себя самих. Их странное и непредсказуемое поведение нередко определяется тем, насколько по их мнению хорошо или плохо они выглядят в данный момент. Разумеется, оценка может быть бесконечно далекой от реальности — и изменяться внезапно и тоже без всяких видимых на то причин. Вот как описывает это актриса Лорен Оушн (Lauren Oceane), страдающая ПЛР с 14 лет: «Временами я чувствую себя заботливой и нежной. А временами становлюсь дикой и безрассудной. А бывает и так, что я как будто бы вообще теряю всякую личность и перестаю существовать. Я сижу и могу думать обо всем на свете, но я при этом совсем ничего не чувствую» 7 .

6. Невозможность контролировать эмоции и поступки

После всего перечисленного едва ли стоит удивляться тому, что людям с пограничным личностным расстройством очень трудно (а часто и вообще невозможно) контролировать и свои мысли, и свои эмоции, и способы их выражения. Результатом становятся неспровоцированная агрессия и вспышки гнева, хотя возможны и такие проявления, как депрессия и параноидальные навязчивые идеи. Лорен Оушн замечает: «Одна из самых неприятных черт ПЛР — то, как оно влияет на мое поведение в отношении других людей. Я могу превозносить человека до небес. А могу не ставить его в грош — причем одного и того же человека!»

Люди с пограничным личностным расстройством страдают от своего недуга не меньше, чем те, кому приходится выносить их бесконечные перепады настроения, вспышки гнева и другие тяжелые проявления болезни. И хотя решиться на лечение им бывает нелегко, это абсолютно необходимо. Лучшим способом борьбы с ПЛР сегодня считается психотерапия. Лекарств против этой болезни не существует, и медикаментозное лечение рекомендуется лишь тем пациентам, у которых пограничное расстройство осложнено сопутствующими проблемами — например, хронической депрессией.

Расстройства настроения: «Наполеонов теперь не встретишь»

Аффективные расстройства (расстройства настроения) имеют много разновидностей, затрагивают доли процентов населения, но проявляются настолько ярко, что неизбежно привлекают наше внимание. Каков механизм болезни и что происходит с теми, кто страдает этим недугом? Подробные пояснения клинического психолога Ольги Казьминой.

Что испытывают люди с тревожным расстройством

«Некоторые мои страхи были более рациональными, другие менее, но все они контролировали мою повседневную жизнь», — признается писательница Кэди Моррисон. И называет девять пунктов, которые позволяют нам взглянуть изнутри на состояние постоянной тревоги и лучше понимать тех, кто страдает тревожным расстройством.

Пограничная личность формирование

ООО «Объединенная медицинская группа»

Мы поможем Вам справиться с ними быстро и эффективно.

Всем мы с трудом переживаем чувства одиночества, отделенности от того, кто любим нами, отстранённость от других людей. Чувство связи с окружающими людьми является важным для любого человека, однако мы также понимаем, что периоды, когда мы одни, неизбежны, а порой даже желанны.

Для человека с пограничной личностью чувство одиночества является совершенно невыносимым, он всячески избегает его и делает все возможное, чтобы не сталкиваться с ним. Одиночество для такого человека является невыносимой мукой, возникают переживания брошенности, нелюбимости, покинутости всеми вокруг. Такие переживания могут возникать, даже если окружающие на самом деле рядом — «любимый не позвонил, когда я так этого ждала» или «он вдруг отменил встречу», «близкие не проявляют полного участия в моей жизни и не берут все заботы на себя» — это может переживаться как тотальная покинутость и вызывать сильное чувство обиды. Часто такие обиды истощают как нас самих, так и окружающих.

Чувство покинутости переживается таким человеком очень часто, малейшие признаки дистанцирования и отстраненности со стороны другого воспринимаются как желание оставить и уйти, и переживаются с глубочайшей обидой. Стремление к слиянию с другим человеком, желание быть с ним одним неразрывным целым, проводить все время вместе, зачастую переживаются тем, на кого они направлены, как стремление к контролю, потому как не позволяют ему иметь никакого собственного пространства. Наличие личного пространства у другого человека, стремление на время уединиться, воспринимаются как знак полного отвержения.

Пограничный человек прикладывает огромные усилия, чтобы избежать реальной или воображаемой (гораздо чаще, чем реальной) покинутости, однако те действия, к которым такой человек прибегает, подчас имеют прямо противоположный эффект. Как это ни парадоксально, чрезмерная близость также пугает пограничную личность, особенно если к ней стремится другой человек. Такая близость ощущается как угроза тотального поглощения, полного контроля и утраты собственной идентичности. Зажатость между стремлением с слиянию и страхом поглощения является отличительным признаком пограничной личности.

Резкость, непонятные для окружающих приступы раздражительности и гнева являются частыми для пограничной личности. Способность контролировать выражение своих эмоций крайне слаба у пограничной личности, что создает огромные сложности как для самого человека, так и для окружающих, которым пограничный человек кажется непредсказуемым и подчас неадекватным.

Импульсивность может также находить выражение не только в любовных и сексуальных отношениях, но и в рисковом поведении (например, в весьма рискованном вождении автомобиля), чрезмерных тратах, переедании и самоповреждении. Нанесение себе вреда (травм, порезов, вступление в крайне рискованные сексуальные отношения, суицидальные попытки) связано со сложностью выдерживать болезненные переживания одиночества и очень широко распространено у людей с пограничной личностью. Чувство, что окружающие полностью равнодушны к тебе и не замечают твоей боли и страданий, может приводить к суицидальным попыткам, требующим вмешательства окружающих и дающих пограничной личности ощущение присутствия других людей, порой разгневанных, но не равнодушных.

Понимание и проработка болезненных переживаний, связанных с чувством брошенности, одиночества, утраты может помочь выстраивать стабильные близкие отношения с другими людьми без страха покинутости, а также принять самого себя со своими чувствами, уменьшить внутреннее страдание и жить более спокойно и размеренно.

Пограничное расстройство личности — проблемы с психикой

Пограничное расстройство личности относится к тяжелым психическим заболеваниям, при этом у человека постоянные проблемы с настроением, отношениями и поведением. Также человеку очень тяжело контролироваться свои мысли и эмоции, они импульсивны и безответственны, не могут найти общий язык с людьми. Такие пациенты могут страдать и другими психическими заболеваниями – тревогой, депрессией, часто у них возникает алкогольная зависимость, они неполноценно питаются или вовсе отказываются от еды.

Причины пограничного расстройства личности

Ученые до сих пор исследуют, из-за чего может развиваться данное заболевание. Но большинство сделали вывод, что к этому приводят наследственные причины или факторы внешней среды. У двойняшек пограничное расстройство личности чаще всего связано с генетикой. Другие исследования говорят о том, что человеку по наследству передается темперамент, агрессия, импульсивность и другие черты характера. В современной медицине активно работают над исследованием генов, с помощью их можно контролировать свои эмоции, побуждение, потому их и связывают с заболеванием.

Также на развитие заболевание влияют социальные факторы, если человек прибывает постоянно в нестабильной обстановке, риск получить пограничное расстройство личности повышен.

Симптомы пограничного расстройства личности

Диагностируют это заболевание в том случаи, если человек имеет такие симптомы:

1. Боязнь одиночества, при этом возникает паника, депрессивное состояние, гнев, разнообразные необдуманные поступки.

2. В семье у человека постоянно нестабильные отношения, из-за этого у него кардинально меняется мнение, ценности, эмоции, он не имеет определенной цели и плана на будущее.

3. Человек импульсивен, опасно себя ведет, начинает употреблять наркотики, часто вступает в половые отношения с разными партнерами, переедает, неаккуратно води автомобиль.

4. Также человек всем угрожает, что совершит самоубийство, нарывается на опасность.

5. Больной сильно эмоционален, у него резко меняется настроение.

6. Человек скучает, у него внутренняя пустота.

7. Сильно злится, не может контролировать свой гнев.

8. Могут появляться мысли, которые не соответствуют действительности, человек чувствует себя оторванным и отделенным от себя, он полностью теряется связь с реальным миром.

9. Человек, который болеет пограничным расстройством личности, злится на малозначительные вещи, например, если у него немного изменились планы. Также больной резко реагирует на негативные слова.

Первые признаки заболевания могут уже выражаться в подростковом или молодом возрасте, в некоторых ситуациях характерно для раннего детства.

Диагностика пограничного расстройства личности

Заболевание очень сложно выявить, потому что симптоматика не ярко выражена, тем более, что часто заболевание имеет еще и сопутствующие психические расстройства.

Для этого врач внимательно изучает полностью семейную историю, проводит беседы, таким образом можно полностью узнать о заболевании, чтобы затем правильно можно было выявить симптоматику. Диагностика занимает немало времени.

Лечение пограничного расстройства личности

Раньше в медицине данное заболевание практически считалось неизлечимым, но недавно медицина доказала, что терапия эффективна, конечно улучшение возникает не быстро, зато стабильно.

При лечении пограничного расстройства личности главным методом лечения является психотерапия. После того, как наступает облегчение, симптоматика может повторяться, но уже не полностью. Поведение может измениться через год, а может и больше. Конечно, терапия может отличаться от типа заболевания, но некоторые принципы заложены в лечение. Чаще всего люди, которые страдают пограничным расстройством личности, не могут адекватно оценивать свое поведение, они только обращают внимание на свои неадекватные мысли и поведение. Именно потому психотерапевт обязательно указывает, какие могут быть негативные последствия от их поведения и мышления. Врач может ограничить его поведение, порекомендовать — не повышать голос, когда человек начинает гневаться. Очень важно, чтобы члены семью и близкие помогали больному, потому что они могут влиять на поведение и мысли больного.

Психотерапию нужно постоянно повторять, потому что таким образом можно помочь человеку понять, как он себя ведет и что неправильно делает.

В некоторых случаях нужно применять групповую терапию, так проще избавится от социальной изоляции, гнева, безрассудства, придать себе уверенности. Положительного результата можно достигнуть уже через несколько месяцев.

Больные, которые имеют тяжелую стадию заболевания, они неадекватно относятся к жизни, убеждены, что они правильно себя ведут, им нужен психоанализ, который длится до 3-х лет.

В некоторых ситуациях могут использовать медикаменты, с помощью их можно облегчить симптоматику заболевания – снять тревогу, агрессию и избавится от подавленности. Для этого пациентам выписывают сразу же несколько препаратов, но многие доктора против этого, считают данный метод лечения не эффективным и бездейственным. Потому что не лечить главную причину заболевания, а только снимает симптомы.

Последствия пограничного расстройства личности

1. У больных развивается склонность к наркомании и алкоголизму, поведение становится суицидальным, человек неосторожен в сексуальном поведении, присутствует ипохондрия, больной начинает противостоять обществу.

2. С людей, которые страдают данным заболеванием, получаются скверные родители – они очень эмоциональные, постоянно оскорбляют и безответственно воспитывают своих детей, из-за этого психические нарушения возникают и у детей.

3. Больные легко подвергаются тревоге, психозу, депрессии, стрессу и психическим стрессам.

4. Больные практически не контактируют с врачом и терапевтом, они вовсе не отвечают за свое поведение, не доверяют, что им помогут или просто не считают себя больными.

Итак, расстройство пограничной личности нарушает чувства, мысли, действия, таким образом, полностью выбивает человека с колеи, и не дает полноценно жить.

Причины, симптомы и лечение пограничного расстройства личности

Пограничное расстройство личности относится к заболеваниям психики, проявляющимся у большинства больных в резких перепадах настроения, склонностью к совершению импульсивных поступков, сложностью с выстраиванием нормальных взаимоотношений с окружающими. Люди с этой психопатологией нередко страдают от депрессии, тревожных расстройств, заболеваний пищеварительной системы, наркотической и алкогольной зависимости. Если лечение болезни не будет назначено своевременно, расстройство может привести к серьезным нарушениям психики и спровоцировать членовредительство и даже попытки суицида.

Стоит отметить, что данная психопатология довольно трудно поддается диагностике, так как может протекать в различных формах. Первые симптомы обычно проявляются в детском и подростковом возрасте, реже в молодом возрасте после двадцати лет. И хотя точные причины патологии пока не установлены, пограничное расстройство личности в современной медицинской практике встречается довольно часто. Естественно, что жить с подобной патологии становится крайне сложно, а потому не следует игнорировать ее ранние проявления и пренебрегать помощью соответствующих специалистов.

Провоцирующие факторы

Согласно последним статистическим данным, от пограничного расстройства личности в той или иной мере страдает примерно два человека из ста, однако причины, вызывающие это состояние до сих пор не установлены. Ученые выяснили, что влиять на развитие психопатологии могут самые различные внешние и внутренние факторы.

Нарушение психики может возникнуть вследствие дисбаланса определенных химических веществ в головном мозге – нейромедиаторов ответственных за регуляцию эмоциональных проявлений. Также следует принимать во внимание генетические причины и окружающую обстановку. У многих пациентов с данным психическим заболеванием психики в детском возрасте имелись эпизоды жестокого обращения, эмоционального, сексуального или физического насилия, психотравмирующие обстоятельства, связанные, к примеру, с потерей близкого человека и т.д. Также способствовать развитию патологии могут частые стрессы и такие особенности характера, как повышенная тревожность и склонность к депрессии.

Итак, исходя из всего вышесказанного, можно выделить ряд факторов риска, способствующих формированию у личности пограничного расстройства:

  • женский пол;
  • наличие близких родственников с аналогичным заболеванием;
  • жестокое обращение или нехватка родительского внимания в детстве;
  • пережитое насилие в любой форме;
  • низкая стрессоустойчивость;
  • заниженная самооценка, комплекс неполноценности.
  • Совершенно ясен тот факт, что у людей с пограничным расстройством личности некоторые части головного мозга функционируют неправильно, но пока не удалось установить, нужно ли рассматривать эти нарушения в качестве причины описываемой психопатологии или же ее следствия.

    Проявления заболевания

    Первые симптомы рассматриваемой психопатологии обычно дают о себе знать еще в раннем детском возрасте. Для больных характерно безрассудное, импульсивное поведение. К двадцатипятилетнему возрасту расстройство психики обычно уже формируется окончательно, в этом же возрасте наиболее высок риск совершения самоубийства. У взрослых людей расстройство становится причиной импульсивности, невозможности построить стабильные взаимоотношения с окружающими, заниженной самооценки. Общие признаки заболевания также включают в себя боязнь одиночества, отсутствие индивидуальности и неспособность отстаивать собственную точку зрения. Пациенты в буквальном смысле лишаются возможности нормально жить в обществе, что приводит к развитию других расстройств психики.

    Устойчивые паттерны мышления или «ранние дезадаптивные схемы», формирующиеся с детства у лиц с пограничным расстройством личности были сформулированы психотерапевтом Янгом, который разработал когнитивно-поведенческий подход к лечению личностных нарушений. Эти схемы постепенно развиваются и остаются с человеком на протяжении всей жизни при отсутствии грамотной коррекции.

    Ранние дезатаптивные схемы, характерные для пограничного расстройства личности, предложенные Янгом.

    Один из существенных вопросов, связанных с решением проблемы характера и соответственно степени его нарушения, состоит в том, на основе каких критериев можно было бы его оценить. Традиционно в мировой литературе характер определялся как система личностных особенностей, в которую входят 1) устойчивые потребности и мотивы, 2) волевые качества личности (целеустремленность, решительность, инициативность и др.), 3) устойчивые эмоциональные реакции. Устойчивые мотивы и потребности, волевые качества личности — это содержательные свойства психики (по В.М. Русалову), а эмоциональные реакции — формально-динамические психические свойства.

    В психоаналитической литературе проблема характера рассматривалась с точки зрения 1) теории драйвов З. Фрейда, где она понималась как результат фиксации либидо на некоторой стадии развития и 2) с позиции эго-психологии, которая исследует характер как совокупность определенных механизмов защиты, т.е. способов избегания тревоги. Современные подходы к диагностике характера и степени нарушения личности не исключают того, что уже было сделано в теории драйвов З.Фрейда и эго-психологии.

    В качестве одной из моделей характера и его диагностики можно использовать теорию, предложенную Н. Мак-Вильямс.

    Сущность структуры характера Мак-Вильямс определяет на основе использования двух измерений: 1) оценки уровня развития личностной организации (фиксации, по Фрейду), которая отражает уровень индивидуации личности или степень патологии. Мак-Вильямс рассматривает развитие на четырех уровнях: психотическом, пограничном, невротическом и нормальном; и 2) диагностики защитного стиля личности или типа характера (например, параноидный, шизоидный, депрессивный и проч.).

    Модель Мак-Вильямс возникла уже после того, как обыденная психология перестала смотреть на проблему характера крайне упрощенно. Но это произошло не сразу, а до этого момента в обыденном сознании и даже в науке бытовало мнение, согласно которому люди делятся на две большие категории: больные («психи») и здоровые («не психи»). В строгом смысле слова такой подход практически вообще не нуждался в проведении дифференциального диагноза.

    До появления в середине ХХ в. категории «пограничный», аналитики проводили различия между невротическим и психотическим уровнями патологии, не используя промежуточных форм нарушения личности. Невротик характеризовался полным пониманием реальности, считая, что проблемы, которые он имеет, во многом являются его собственными трудностями. Его базовой особенностью являются чересчур механические и негибкие психологические защиты. Н. Мак-Вильямс метафорически сравнивает невротика с кипящим горшком с плотно закрытой крышкой. Психотик характеризуется потерей контакта с реальностью и слишком слабыми защитами. Если невротик полагает, что проблема кроется в нем самом, то психотик не сомневается в том, что что-то произошло с миром, и угроза идет от него. Продолжив метафорическое сравнение, можно сказать, что психотик подобен бурлящему горшку с плохо закрытой крышкой, поэтому, чтобы облегчить его мучения, нужно прикрыть крышку и убавить огонь.

    Уже в конце XIX в. было замечено, что есть пациенты, которые занимают «пограничную землю», область между явной болезнью и здоровьем. В середине ХХ в. стали появляться идеи о промежуточной зоне между неврозами и психозами.

    Хелен Дойч назвала их «как будто личностями», Хох и Полатин ввели категорию «псевдоневротической шизофрении». В 1953 г. Найт опубликовал эссе о пограничных состояниях, а в 1968 г. Гринкер провел исследование, которое дало обоснование пограничного синдрома.

    В 1980 г. термин стал общеупотребимым и получил определенный статус в третьем издании DSM-III (Diagnostics and Statistics of Mental Disorders, или Третье издание Диагностического и статистического руководства по психическим заболеваниям). Правда, исходя из объяснений, которые даются в DSM-III, не очень понятно, рассматривать ли пограничное состояние как тип личности, или как уровень патологии.

    Особенностью выделенной группы больных оказалось отсутствие галлюцинаций или бреда, как у психотиков, но наличие нестабильности и непредсказуемости поведения, как у невротиков. В ходе психоаналитического лечения пациенты могли временно становиться психотическими, но вне психоаналитического процесса демонстрировать стабильность.

    Мак-Вильямс утверждает, что психотический, пограничный и невротический — это уровни развития личности, которые соотносятся со стадиями развития по Э. Эриксону. Так, психотики — это люди, имеющие проблемы первой стадии развития по Эриксону, т.е. проблему доверия или недоверия, пограничные личности фиксированы на проблеме сепарации/индивидуации, а невротики — на более глубоких уровнях идентификации, связанных с переживанием чувства вины или инициативы. Различия между тремя уровнями развития личности можно провести, используя определенную стандартизованную процедуру опроса пациентов.

  • Она состоит в выяснении следующих вопросов:
    • предпочитаемые защиты;
    • уровень интеграции идентичности;
    • адекватность тестирования реальности и способность наблюдать свою патологию;
    • природа основных конфликтов;
    • особенности переноса и контрпереноса.
    • Следуя этой же схеме, перейдем к отдельным уровням личностной организации: психотическому, пограничному и невротическому

      13.2. Невротический уровень организации личности

      Термин «невротик» применяется к относительно здоровым людям, которые имеют некоторые трудности, связанные с эмоциональными нарушениями. На первых стадиях развития — оральной и анальной не наблюдалось каких-либо серьезных нарушений характера. Однако на эдиповой стадии (3-6 лет) возникли проблемы, которые привели к организации невротической структуры. Согласно Ж. Бержере (см. Хрестомат. 13.2), в зависимости от того, насколько проблемным будет развитие на подростковой стадии, невротически преорганизованное может образовать либо невротически организованное Я и перерасти в невроз, либо психотически организованное Я и перерасти в психоз.

    • Невротики опираются на более зрелые защиты, имея возможность актуализировать и более примитивные защитные механизмы. Наличие примитивных защит вовсе не исключает диагноза структуры характера невротического уровня, а вот отсутствие зрелых защит исключает такой диагноз. Невротики используют как зрелые — вытеснение, интеллектуализацию, рационализацию и проч. защиты, так и примитивные — отрицание, проективную идентификацию, изоляцию и др.
    • Они обладают интегрированным чувством идентичности, т.е. способны описать себя, не испытывая трудностей в определении своих черт характера, предпочтений, интересов, особенностей темперамента, достоинств и недостатков. Невротики также успешно описывают других людей.
    • Невротики находятся в надежном контакте с реальностью, у них отсутствуют галлюцинации , маниакальные интерпретации опыта, они живут в одном мире с психотерапевтом. Некоторая часть своего эго, которая пациента тревожит, и по поводу которой он обратился к психотерапевту, рассматривается им отстраненно. Она — эго-дистонна. Так, параноидная личность невротического уровня будет считать, что ее подозрения исходят из ее внутренней предрасположенности воспринимать других людей враждебными и агрессивными. Параноидные пограничные или психотические пациенты считают, что их трудности имеют внешний характер и определяются особенностями окружающего мира, его болезненностью и нарушенностью.
    • Природа трудностей кроется не в проблеме безопасности или привязанности, а в сформированности идентичности и инициативы. Это — проблема эдиповой стадии развития по Эриксону. Типичными для невротиков являются триадные объектные отношения.
    • Невротическая личность способна адекватно воспринимать интерпретацию защит и переноса, поэтому в работе с людьми невротического склада характера психотерапевты используют интенсивный анализ, включающий в себя раскрытие чувств конфликтов, защит и интерпретацию переноса.

    13.3. Пограничный уровень организации личности

    Люди этого уровня занимают промежуточное положение между невротиками и психотиками. Они отличаются некоторой временной стабильностью по сравнению со вторыми и нарушением стабильности — по сравнению с первыми. По Ж. Бержере, пограничная структура образуется вследствие того, что в период детства ребенок получил травму, которая привела к организации пограничной структуры (см. Хрестомат. 13.2).

    • Пограничная личность использует примитивные защитные механизмы, поэтому их иногда непросто отличить от психотиков. Важное различие состоит в том, что при правильно построенной беседе, они могут обнаруживать временную способность реагировать на интерпретации, которые делает психотерапевт.
    • В сфере интеграции идентичности у пограничной личности наблюдаются противоречия, разрывы Я. При описании себя испытывают затруднения, склонны к враждебной защите, к агрессии. Тем не менее самоисследования не сопровождаются (как у психотиков) чувством экзистенциального ужаса и страха. Скорее они могут сопровождаться враждебностью. По критериям эго-идентичности и типичным защитам пограничная личность больше похожа на психотическую, нежели на невротическую организацию характера.
    • При правильно построенной беседе пограничные клиенты демонстрируют понимание реальности, тем самым отличаясь от психотиков; способны наблюдать свою патологию. Основная проблема состоит в амбивалентности чувств, которые они испытывают к своему окружению. Это, с одной стороны, желание близости, доверительных отношений, а с другой — страх поглощения, слияния с другим человеком.
    • Основной конфликт связан со второй стадией развития личности по Э. Эриксону — автономия/стыд (сепарация/индивидуация). Главная черта пограничной личности состоит в том, что они могут почти одновременно демонстрировать просьбу о помощи и отвергать ее. Похоже, что дети с такой структурой характера имеют матерей, препятствующих отделению или отказывающихся придти на выручку, когда они нуждаются в регрессе, возникшем после достижения самостоятельности. У пограничной личности наблюдаются диадические объектные отношения.
    • Цель терапии, которая применяется в отношении к пограничным личностям — развитие надежного, целостного и комплексного ощущения себя клиентом, развивая способность полноценно любить других, несмотря на их недостатки. Способность воспринимать интерпретацию защит делает возможным применение экспрессивной терапии (см. Хрестомат. 13.1). Ее цель состоит в установлении безопасных границ, терапевтических рамок, которые пограничный пациент может нарушать; в проговаривании контрастных чувственных состояний; в интерпретации примитивных защит (в отличие от невротиков, где реакция переноса привязывается к некоторой фигуре прошлого, у пограничной личности интерпретация защит проводится по поводу данного, актуального момента); в супервизировании от пациента, т.е. в обращении к нему за помощью.

    13.4. Психотический уровень организации личности

    Люди этого уровня опустошены, нарушены, дезорганизованы. Эти особенности формируются под влиянием ранних ограничений Я и как следствие формирования в уже в детстве психотически преорганизованного Я. Психотически преорганизованное Я преобразуется либо в невротически организованное Я, а затем в невроз, либо в психотически организованное Я и далее в психоз (см. Хрестомат. 13.2).

  • Психотики прибегают к примитивным довербальным, дорациональным защитным механизмам — уходу в фантазии, отрицанию, обесцениванию, примитивным формам проекции и интроекции, расщеплению и диссоциации.
  • Идентичность не интегрирована. Психотики испытывают большие трудности в ответе на вопрос «Кто Я?», описывая себя поверхностно, искажающе, примитивно.
  • Плохо тестируют реальность, запутаны и неадекватны. Интерпретация высказываний психотиков по поводу реальности может вызвать экзистенциальный ужас, привести пациента в еще более худшее состояние по сравнению с тем, которое наблюдалось в начале терапии.
  • Природа основного конфликта экзистенциальна — жизнь или смерть, безопасность или страх. Это — проблема базового доверия или недоверия, вызванная жесткими установками родителей или неопределенными, хаотичными отношениями (например, при наличии мазохистической матери и садистического отца). Для психотиков типичны монадические объектные отношения.
  • Основной вид психотерапии — поддерживающая техника. Интенсивный анализ и экспрессивная психотерапия не применимы. Проговаривание защит и переноса приведет к страху и недоверию. Терапевт демонстрирует надежность, доказывает, что он — безопасный объект (а не авторитетная фигура, которая может «убить»), ведет себя открыто, выполняет просветительскую функцию.

    13.5. Структурный подход О.Кернберга

    Отто Кернберг также склонен интегрировать две ветви психоанализа: теорию влечений и теорию объектных отношений, которые исторически развивались параллельно (см. Хрестомат. 13.1).

    Он исходит из двух базовых идей: первая — у человека имеются два влечения — либидо и агрессия; вторая — Я-репрезентации находятся в определенном отношении с объект-репрезентацией.

    Кернберг предлагает структурный по ясно описывает поддерживающую психотерапию и ее особенности подход к психическим расстройствам; разрабатывает экспрессивную психотерапию для работы с пограничными клиентами и знаменитое структурное интервью.

    Обычно структурный подход О. Кернберга противопоставляется описательному подходу и сравнивается с генетическим, в рамках которого проводится анализ психических расстройств у родственников. Описательный подход опирается на принципы определения симптомов и наблюдаемое поведение.

    Кернберг утверждает, что без изучения структурных особенностей психики описательный и генетический подходы не дают четкой картины болезни. Так, гнев и депрессия, описываемые в литературе как черты пограничной личности, могут не проявиться у шизоидного пациента с пограничной личностной организацией. Отмечая достоинства структурного подхода, Х. Томэ и Х. Кэхеле пишут: «Мы согласны с Кернбергом (Kernberg, 1979) в том, что пациент не может рассматриваться как пограничный больной только на том основании, что его фантазии содержат архаические, примитивные элементы. Это было бы столь же безосновательно, как диагностировать перверзию на основании фантазий об извращениях. Всегда следует принимать во внимание описательные психопатологические и структурные аспекты. Если бы рассматривалось лишь содержание бессознательных фантазий, множество людей попало бы в категорию тяжелобольных, что означало бы лишение диагноза его важнейшей функции — различения» (Томэ Х. Кэхеле Х. Современный психоанализ. В 2 т. Т. 2. М.: Прогресс, 1996. С. 507).

    Структурный подход позволяет выявить: 1) качество объектных отношений, 2) степень интегрированности Супер-эго, 3) природу примитивного переноса.

  • Он определяет тип личностной организации — невротический, пограничный и психотический с точки зрения решения трех важных задач:
    • определения степени интеграции идентичности;
    • выявления типов защитных механизмов;
    • обнаружения способности к тестированию реальности.
    • Для выполнения этих задач разрабатывается специальное структурное интервью. Структурное интервью основано на взаимодействии пациента и терапевта. Это — способ гибкого изучения проблем. Благодаря структурному интервью можно оценить мотивацию пациента, готовность к психотерапии, формы сопротивления, тип психотерапии — интенсивный анализ, экспрессивную или поддерживающую психотерапию. С помощью него можно выявить положительные качества клиента.

      Подход, разработанный Кернбергом, позволяет уделять внимание основным симптомам, конфликтам и сложностям пациента, и тому, как они проявляются в ситуации общения с психотерапевтом.

      В структурном интервью выделяется три фазы: начальная, средняя и заключительная.

      1. Начальная фаза состоит в том, что терапевт задает вопросы о причинах обращения, о главных симптомах и трудностях, об ожиданиях пациента. На этой же фазе выясняется способность пациента понять серию вопросов и выяснить, насколько он осознает свои нарушения, хочет ли избавиться, насколько реалистичны его ожидания.

      Уже на первой фазе структурного интервью можно определить уровень личностной организации. Если пациент способен ясно и полно давать картину симптомов, то терапевт может задавать следующие дополнительные вопросы: «Можете ли вы описать отдельные аспекты своих симптомов?», «Как они развивались, какие с ними связаны явления?». На этой же фазе проверяется уровень тестирования реальности.

      2. На средней фазе интервью формулируется задача оценить идентичность клиента. Обнаружение диффузной идентичности связано с получением сведений о противоречивых чертах Я или о противоречии образа пациента образу, который построил терапевт. В итоге определяется либо диффузная идентичность с противоречивыми Я-репрезентациями, либо интегрированная идентичность или цельная Я-концепция. Наряду с исследованием эго-идентичности тестируется способность пациента репрезентировать и описывать других, значимых для него людей.

      При исследовании проблем пациента у него может усиливаться тревога, расти беспокойство, актуализироваться защитные механизмы. Терапевт оценивает их зрелость и устойчивость проявления, выявляет эго-специфические аспекты Я.

      Проверяются и неспецифические аспекты Я — способность переносить тревогу, наличие/отсутствие контроля над импульсом и наличие/отсутствие зрелых способов сублимирования.

      Способность переносить тревогу характеризуется степенью, с которой пациент может терпеть эмоциональное напряжение; контроль над импульсом характеризуется степенью, с которой пациент может переживать инстинктивное желание и не действовать импульсивно; эффективность сублимации определяется тем, насколько пациент может развивать творческие способности, не связанные с воспитанием и образованием.

      На этой фазе тестируется полное или частичное отсутствие интеграции Супер-эго. Для этого используются следующие критерии: 1) в какой степени пациент идентифицируется с этическими ценностями и 2) является ли нормальное чувство вины значимым регулятором его поведения.

      Чрезвычайно сильное переживание вины и жесткое Супер-эго характерны для невротика, нарушение интеграции и наличие неинтегрированных предшественников Супер-эго — для пограничных и психотических пациентов.

      У нормального человека Супер-эго интегрировано, т.е. 1) индивид регулирует свои действия на основе этических принципов, 2) воздерживается от эксплуатации и манипулирования, 3) остается честным и морально ценным при отсутствии внешнего принуждения. В средней фазе структурного интервью исследуются невротические симптомы и патологические черты характера, основные механизмы защиты, синдром диффузной идентичности, уровень тестирования реальности.

      3. На заключительной фазе структурного интервью клиенту предлагается добавить то, что ему кажется важным и что он еще не сообщил психотерапевту. Задается вопрос: «Что, по Вашему мнению, я должен был у Вас спросить, но не спросил?».

      На этой фазе терапевт отвечает на вопросы пациента, уделяя внимание неожиданной тревоге и другим сложностям. Как и на любой фазе интервью, терапевт взаимодействует с клиентом: обсуждает с ним окончательное решение о его состоянии, терапии, диагнозе.

      Вся процедура интервью занимает 1,5 часа (2 сеанса по 45 минут с интервалом между ними в 10-15 минут). Терапевт решает три важные задачи: 1) исследование субъективного мира пациента; 2) наблюдение за поведением пациента во взаимодействии с ним; 3) внимание к собственным эмоциональным реакциям на пациента.

      Терапевт оценивает все неадекватные проявления в эмоциях, мышлении и поведении пациента, готовится обсудить с ним свои наблюдения, ведет себя тактично, наблюдая за тем, насколько пациент эмпатичен по отношению к нему.

      В соответствии с первым основанием пациенты различаются по степени нарушенности и уровню развития личности: психотическому, пограничному и невротическому. Эти уровни представляют собой не дискретные единицы, а некий континуум особенностей.

      Второе основание — тип характера определяет главный для человека защитный стиль внутри определенного уровня. Обсуждение типов характера — психопатического, нарциссического, шизоидного, параноидного, депрессивного, мазохистического, обсессивно/компульсивного не является нашей непосредственной задачей, поскольку относится к области дифференциальной психологии.

    • Тем не менее план, по которому оценивается тип характера, можно представить следующим образом:
      1. Ведущие влечения, аффекты, темперамент.
      2. Адаптивная и защитная функции Я.
      3. Объектные отношения или интернализированные паттерны взаимодействия.
      4. Субъективный опыт собственного Я: границы, ценности, восприятие себя.
      5. Проявление представлений о себе в переносе и контр-переносе.
      6. Рекомендации к лечению.
      7. Основание для дифференциального анализа.
      8. Перечисленные типы характера могут обнаруживаться и у здоровых людей, но в отличие от больного, у характер здорового человека не препятствует его психическому развитию и адаптации. Так, обсессивный человек организует свою жизнь вокруг мышления: стремится к обучению, логическому анализу, детальному планированию и принятию здравых решений. Патологически обсессивный человек занимается умственной жвачкой, не реализуется в поведении, бесконечно ходит по кругу. Там, где «думание и делание» становится движущим психологическим мотивом и возникает диспропорция со способностью слушать, играть, мечтать, ощущать, получать удовольствие от произведений искусства, мы имеем дело с обсессивно-компульсивной структурой личности.

        Сопоставление уровней и типа личностной организации определяет прогноз терапии, ее виды и устойчивость результатов.

        Пограничное расстройство личности: есть ли оно у вас?

        В последней версии DSM-IV-TR перечисляется девять категорических критериев ПРЛ, пять из которых должны присутствовать для постановки диагноза. На первый взгляд может показаться, что эти критерии не соотносятся друг с другом или связаны только косвенно. Однако при более глубоком анализе все девять симптомов оказываются замысловато переплетены, так что один симптом вызывает проявление другого.

        Эти девять критериев можно обобщить следующим образом (каждый из них подробно описывается в главе 2):

      9. Настойчивые попытки избежать реального или воображаемого одиночества.
      10. Нестабильные и напряженные межличностные отношения.
      11. Недостаточное или отсутствующее осознание собственной идентичности.
      12. Импульсивность в проявлениях потенциально саморазрушительного поведения, такого как злоупотребление алкоголем и наркотиками, кражи в магазинах, неосторожное вождение, переедание.
      13. Повторяющиеся угрозы суицида или суицидальные жесты, намеренное нанесение себе телесных повреждений.
      14. Резкие смены настроения и чрезмерная реакция на ситуационные стрессы.
      15. Хроническое ощущение опустошенности.
      16. Частые и неуместные проявления злости.
      17. Проходящее, связанное со стрессами ощущение нереальности или паранойя.

      Этот набор из девяти симптомов можно сгруппировать в четыре сферы, на которые зачастую направлено лечение.

      1. Нестабильность настроения (критерии 1, 6–8).
      2. Импульсивность и опасное неконтролируемое поведение (критерии 4 и 5).
      3. Межличностные психопатологии (критерии 2 и 3).
      4. Искажения мышления и восприятия (критерий 9).
      5. Эмоциональная гемофилия

        За клинической номенклатурой на деле скрываются настоящие мучения, испытываемые пограничными личностями, их семьями и друзьями.

        Для людей с ПРЛ большая часть жизни — это непрекращающаяся поездка по эмоциональным американским горкам без какого-либо конечного пункта. Тем, кто живет вместе с пограничными личностями, любит их, заботится о них, эта поездка может казаться такой же дикой, безнадежной и утомительной.

        Дженнифер и миллионы других пациентов с ПРЛ легко довести до состояния неконтролируемой ярости, направленной на самых любимых людей. Они чувствуют себя беспомощными и опустошенными, им кажется, что их личность расколота непримиримыми эмоциональными противоречиями.

        Перемены настроения происходят резко, взрывным образом, низвергая пограничную личность с высот радости в пучину депрессии. Бурливший от злости час назад и уже спокойный сейчас, человек зачастую понятия не имеет, почему он так разгневался. Неспособность понять происхождение таких эпизодов провоцирует еще большее презрение к себе и депрессию.

        Пограничные личности страдают от своего рода эмоциональной гемофилии: у них отсутствует механизм сворачивания, который усмирял бы приливы эмоций. Стоит только уколоть тонкую «кожу» такого человека, как он истечет эмоциями до смерти. Долгие периоды удовлетворенности для пограничных личностей редки. Хроническая опустошенность истощает их до тех пор, пока они не решаются что-то сделать, чтобы ее избежать.

        Охваченный такими проблемами пациент склонен к массе импульсивных саморазрушающих действий: употреблению алкоголя и наркотиков, марафонам переедания, припадкам анорексии, булимическим «чисткам», приступам игромании и шопоголизма, сексуальной неразборчивости и нанесению себе физического вреда.

        Пограничные личности могут совершать попытки суицида, причем зачастую не с целью умереть, а просто чтобы почувствовать хоть что-то, чтобы доказать себе, что они живы.

        «Я ненавижу то, как я себя чувствую, — признался один пациент с ПРЛ. — Когда я думаю о суициде, он кажется таким заманчивым, таким привлекательным. Иногда это единственное, что мне хочется делать. Мне трудно не хотеть навредить себе. Как будто, если я причиню себе боль, страх и страдания уйдут».

        Принципиально важной чертой пограничного расстройства является недостаточное осознание своей идентичности. Люди с ПРЛ описывают себя сбивчиво и противоречиво, в отличие от других пациентов, у которых обычно есть куда более ясное понимание того, кто они такие. Для преодоления своего неопределенного и по большей части негативного представления о себе пограничные личности, как актеры, постоянно ищут «хорошие роли», законченных «персонажей», с помощью которых они могут заполнить вакуум своей идентичности. Таким образом, они зачастую, подобно хамелеонам, приспосабливаются к текущей окружающей среде, ситуации или людям, прямо как герой фильма Вуди Аллена «Зелиг», в буквальном смысле перенимающий личность и внешность окружающих его людей.

        Приманка экстатических переживаний, получаемых через секс, наркотики или иные средства, иногда слишком сильно действует на пограничных пациентов. В экстазе они могут возвращаться к первобытному состоянию, где «я» и внешний мир сливаются в одно — своего рода второе детство. В периоды крайнего одиночества и опустошенности пограничные личности могут пускаться во все тяжкие с наркотиками, уходить в запой или совершать сексуальные эскапады (с одним или несколькими партнерами), причем иногда такие периоды могут затягиваться на много дней. Это выглядит так, как будто, когда битва за поиск собственной идентичности становится невыносимой, оптимальное решение для них — либо потерять ее окончательно, либо достичь ее подобия через боль или оцепенение.

        Семейная история пограничных личностей часто отмечена алкоголизмом, депрессией и эмоциональными проблемами.

        Детство таких людей нередко становится выжженным полем боя, на котором оставляют свои шрамы безразличие, неприятие или отсутствие родителей, эмоциональные лишения и систематические обиды.

        Большинство исследований в результате обнаруживали за плечами многих пограничных пациентов историю серьезного психологического, физического и сексуального насилия. И действительно, от других пациентов психиатров пограничные личности отличаются в первую очередь тем, что у них в памяти хранятся случаи жестокого обращения, они становились свидетелями насилия или их переживания обесценивались родителями или теми, кто в первую очередь за ними ухаживал.

        Такие нестабильные взаимоотношения переносятся в подростковый период и во взрослую жизнь, когда романтические привязанности обычно бывают крайне эмоциональными, но кратковременными. Человек с ПРЛ может неистово добиваться кого-то, а на следующий день послать с вещами на выход. Более долгие любовные отношения — в этом случае речь идет скорее о неделях или месяцах, чем о годах, — обычно бывают бурными, яростными, удивительными и волнующими.

        Расщепление: черно-белый пограничный мир

        В мире пограничной личности, как и в мире ребенка, есть только герои и злодеи. Будучи ребенком по уровню эмоционального развития, пациент с ПРЛ не выносит непоследовательности и двусмысленности в людях; он не может примирить в своем сознании хорошие и плохие черты другого человека и связать их в последовательное и неизменное понимание этого индивида.

        В любой отдельно взятый момент человек может быть либо «хорошим», либо «плохим» — никаких оттенков серого, никаких промежуточных положений.

        Если пограничная личность и распознает нюансы и оттенки, то с большим трудом. Любовники и супруги, матери и отцы, братья и сестры, друзья и психотерапевты могут в один день чуть ли не обожествляться, а на следующий совершенно обесцениваться и отвергаться.

        Когда идеализированная фигура наконец чем-то разочаровывает пограничную личность (а все мы рано или поздно это делаем), ей приходится полностью менять структуру своего строгого и жесткого концептуального представления. В итоге либо идол изгоняется в темницу, либо сам пациент изгоняет самого себя во имя сохранения «положительного со всех сторон» образа другого человека.

        Такой тип поведения называется «расщеплением» и является первичным защитным механизмом, к которому прибегают люди с ПРЛ. Чисто технически расщепление — это строгое разделение позитивных и негативных мыслей и чувств в отношении себя и других, по сути, неспособность синтезировать эти чувства в единое целое.

        Большинство людей могут испытывать неоднозначные чувства и воспринимать одновременно два противоречащих друг другу эмоциональных состояния; для пограничной личности же характерно метание вперед и назад, так как она совершенно не имеет понятия о первом эмоциональном состоянии, будучи погруженной во второе.

        Расщепление дает запасной выход для тревожности: человек с ПРЛ обычно воспринимает близкого друга или родственника (назовем его Джо) как двух совершенно разных людей в зависимости от ситуации. В один момент он может безоговорочно восхищаться «Хорошим Джо», считая его абсолютно положительным персонажем; его негативные качества в это время просто не существуют; все они были отсеяны и приписаны «Плохому Джо». В другой же момент он может ни за что ни про что начать презирать «Плохого Джо», беззастенчиво злясь на его отрицательную сущность, — и в этот момент у Джо не существует никаких положительных черт; он полностью заслуживает обрушившуюся на него ярость.

        Механизм расщепления изначально направлен на защиту пограничной личности от шквала противоречивых чувств и образов — и, собственно, от тревоги, вызванной попытками примирить в сознании эти образы; но зачастую по иронии судьбы он приводит к прямо противоположному эффекту: истончившиеся участки ткани личности становятся полноценными разрывами, а восприятие собственной идентичности и идентичностей других меняется еще резче и чаще.

        Несмотря на постоянные мучения, причиняемые другими людьми, пограничные личности ищут новых отношений, так как уединение и даже временное одиночество для них куда более невыносимо, чем жестокое обращение. Избегая одиночества, они будут стремиться в бары для знакомств, в объятия недавно пытавшихся заигрывать с ними новых знакомых, куда-нибудь — куда угодно, — где можно встретить хоть кого-то, кто способен избавить от пытки собственными мыслями. Пограничная личность находится в постоянных поисках мистера Гудбара (по аналогии с американским фильмом «В поисках мистера Гудбара», где главная героиня ищет «идеального мужчину», которого называет «мистером Гудбаром». — Примеч. пер.). В своем неустанном стремлении найти в жизни структурированную роль для себя пограничные люди обычно притягиваются к партнерам с взаимодополняющими чертами характера — и сами притягивают их. Так, например, доминирующий и самовлюбленный муж Дженнифер без лишних усилий загонял ее в рамки четко очерченной роли. Он мог дать ей идентичность, даже если ее суть предполагала повиновение и покорность при жестоком обращении.

        Однако отношения с пограничными личностями быстро распадаются. Сохранение близости с таким человеком требует понимания сути синдрома и готовности долго и с большим риском идти по канату, натянутому над пропастью.

        Чрезмерная близость грозит удушением для пограничной личности. В то же время отстраненность или попытка оставить ее одну — даже на короткий период времени — возвращает ее к ощущению заброшенности, знакомому еще с детства. В любом из этих случаев реакция пограничной личности будет бурной.

        В каком-то смысле человек с ПРЛ — это исследователь мира эмоций, у которого при себе есть только набросок карты межличностных отношений; ему чрезвычайно сложно измерять оптимальное физическое расстояние между собой и другими, и особенно теми, кто ему важен. Чтобы компенсировать эту проблему, он скачет туда-сюда: от зависимости до яростной манипуляции, от приливов благодарности до приступов иррационального гнева.

        Источники:

        http://www.psychologies.ru/self-knowledge/individuality/borderlayneryi-shest-simptomov-pogranichnogo-rasstroystva-lichnosti/

        http://psicoterapia.ru/pogranichnaya

        https://medportal.su/pogranichnoe-rasstrojstvo-lichnosti-problemy-s-psixikoj/

        https://odepressii.ru/narusheniya/lichnosti/pogranichnoe-rasstrojstvo.html

        http://web-local.rudn.ru/web-local/uem/ido/psix_lich/13.html

        https://knife.media/borderline-disorder/