Ребенку поставили диагноз рак

Быть мамой непросто, а вместе с этим бороться с тяжелой болезнью кажется вообще невозможным. Героиня интервью Наза Гасанзаде рассказала читателям проекта «Дети Mail.Ru» о том, что значит быть мамой с онкологическим заболеванием, и как научиться жить и верить в исцеление.

— Родилась я в 1983 году на Урале в городе Пермь в консервативной азербайджанской семье амбициозного военного и талантливой портной. Отец назвал меня Назилой (сокращенно Наза), что в переводе с арабского – ангел, сошедший с небес.

Я училась в Пермской Государственной Медицинской Академии им. Е.А. Вагнера на стоматологическом факультете, а также в Высшей Школе Экономики, где изучала менеджмент. В 22 года вышла замуж и пошла в интернатуру, а в 23, закончив ее, я стала мамой. Когда сыну Гасану исполнился год, возникло желание вести хоть какую-то деятельность за пределами домашних стен. Опыта работы не было, поэтому сначала это была трехчасовая работа агентом телефонных продаж в крупном телекоммуникационном холдинге. Затем меня пригласили работать детским стоматологом в большую частную сеть стоматологических клиник Перми. Я совмещала две работы. Мне очень хотелось дать сыну все, что ему будет необходимо, как мне давали мои родители.

— Когда ты узнала, что больна, какие были ощущения?

— Как-то из компании, где я начинала свою деятельность, поступило приглашение занять должность руководителя среднего звена в отделе продаж. Я успешно взбиралась по карьерной лестнице и, набрав команду из 80 человек, руководила сервисными продажами до тех пор, пока 4 августа 2011 года маммолог не позвонил мне и не попросил срочно к нему подъехать. Это был день рождения моего сына. Ему исполнилось 4 года. А для меня начался новый этап моей жизни.

Маммолог озвучил мне результат биопсии опухоли, которую я сама же случайно нашла несколько месяцев назад. Мне поставили диагноз: рак молочной железы с метастазами в костях и инфильтратом в левом легком. Операция (радикальная резекция правой молочной железы) была проведена в 2011 году. После операции около полугода я пребывала в смятении. Я доверилась врачам и верила, что меня вылечат. Выполняла стандартные рекомендации, проходила курсы химио- и лучевой терапии и совершенно не подозревала, что внутри меня уже «цветут» метастазы.

После 4 месяцев больничного я пришла на работу с уверенностью, что придется подписать заявление об увольнении, так как было очевидно, что эта новая история в моей жизни затянется надолго. К моему удивлению, заместитель руководителя службы управления персоналом пошла мне навстречу и предложила занять должность, которая будет соответствовать моей программе реабилитации инвалида. Благодаря этому, я имела возможность еще год работать и отвлекаться от мыслей о моем заболевании. А приходя домой, было страшно смотреть сыну в глаза.

Семья – самая большая ценность в жизни

— Три с лишним года я либо слышала от врачей заключения, что болезнь моя неизлечима и все, что мы можем сделать – продлить мне жизнь, либо довольствовалась молчанием. В онкологии врачи не любят много говорить. По принципу «меньше знаешь, лучше спишь!» Сначала ты молчание воспринимаешь как свидетельство того, что нет осложнений. А потом, когда начинаешь больше интересоваться и получаешь ответы, то перестаешь подсознательно бороться с болезнью, просто выскабливаешь хотя бы еще немного времени, чтобы побыть с сыном. В моем случае дошло до того, что я дала распоряжения членам семьи, как и что сделать для сына, что сказать ему и так далее. Я даже одежду свою раздавать начала.

А врачам своим я благодарна. Они работают в таких условиях, что сложно быть и онкологом и психологом. Это невозможно при российских реалиях. И Малышева Татьяна Александровна (в Перми) и Прозоренко Евгений Владимирович (в Москве) – отличные специалисты. Но они не в силах дать мне то, чего дать не могут. Бог дал мне достаточно сил, чтобы стойко переносить все предписания моих докторов.

Друзья мне всегда говорили, что я необычайно сильная и выносливая. Я все эти годы не понимала, почему они так думают. Только я знала, сколько слез впитали все подушки в моем доме, как мне было горько смотреть на таких же, как я, молодых, улыбающихся, активных людей и думать – почему именно со мной это произошло? Почему моему сыну суждено остаться без матери? Спустя некоторое время я поняла, что это неправильные вопросы. Нужно ставить вопрос так: «Что я делала не так в своей жизни, что Бог послал мне это испытание?». И именно с этой позиции я начала смотреть на свое заболевание. Я стала ощущать прилив сил из ниоткуда. А выносливость и терпимость в условиях сильного стресса мне удалось развить.

— Как сын реагирует на ситуацию?

— Я теперь точно знаю, что дети чувствуют своих родителей без слов. Мы не рассказывали сыну о болезни. Он не знает слова «рак». Он просто видел, как маме ноги опускают с дивана, как уколы ставят ежедневно, и как она иногда украдкой плачет. Я старалась не показывать ему своих слез. Но не всегда могла это контролировать. Тогда сын подбегал и говорил: «Мама, не плачь, пожалуйста. Почему ты плачешь?», – и вытирал мне слезы своими ручками. Сердце разрывалось. Я ругала себя, что позволила сыну увидеть мою боль.

Сын часто подходил ко мне лежачей, ложился рядом, обнимал и с грустными глазами говорил, как любит меня. Я видела, что он интуитивно все чувствует, просто понять не может, что именно происходит с его мамой. Когда мне становилось лучше, и я улыбалась, взгляд сына сразу расцветал, и он обнимал меня уже радостнее. Мне кажется, что он чувствовал мой страх интуитивно. И как только я искоренила из себя этот страх, сын тоже перестал бояться.

— Расскажи о своем бизнесе: как ты начала шить?

— С 1 января 2013 года я, все же, уволилась с работы, потому что здоровье не позволяло уже регулярно посещать офис. Просидев дома без работы месяц, я поняла, что так жить не могу. Медицинские препараты требуют немалых сумм. Плюс другие платежи. К тому времени я четко поняла, что не хочу больше быть наемным работником и готова открыть свое, обязательно любимое дело. И все мысли сконцентрировались на текстиле. Я обожала магазины тканей, сходила с ума от натуральных волокон и поэтому решила работать именно с ним. Шить я никогда не умела, но создавать дизайн, придумывать выкройки опытным путем и кроить я могла. А так как мама моя была высококвалифицированной портной со стажем, то она поддержала меня в моем начинании, став швеей всех моих «Нюансов».

В итоге, 10 февраля 2013 года мы создали свой бренд и запустили первую линию текстильных аксессуаров сразу для широкой аудитории по всей России. Мы начинали с галстуков-бабочек. Потом стали шить классические галстуки разной ширины. Затем брошки, ободки, повязки, платки, шарфы и другие текстильные элементы красоты. Позже я наняла штат из нескольких швей, и в мастерской кипела работа уже над созданием рубашек для девушек. Спрос был большим, так как рубашки по индивидуальным размерам из натуральных тканей с необычным немассовым принтом, которые мы заказывали и привозили преимущественно из Европы, пользовались популярностью среди девушек и их поклонников, мужей и даже детей. Любимое дело познакомило меня со множеством замечательных людей, которые стали для меня больше, чем покупателями.

Дела шли хорошо до осени 2014 года, пока я не узнала, что моя болезнь сильно прогрессирует, и теперь у меня тотальное поражение всех костей скелета. Страх одолел. Пришлось покупать за свой счет препарат для укрепления костной ткани каждый месяц. Потом встал вопрос о приобретении препарата против рака, который до этого выдавало мне государство по федеральной льготе, а теперь случаются перебои с лекарственным обеспечением. Заработки и сбережения кончались. И так до того момента, когда мне нечем было платить за аренду моего магазина в центре Перми, который существовал уже полтора года. Пришлось его закрыть и сконцентрировать продажи полностью в социальных сетях. К счастью, большая база клиентов продолжает проявлять интерес к нашим изделиям. Потихоньку работаю и стараюсь копить средства на очередную закупку препаратов в Израиле весной, которые будут мне стоить 48 132 доллара.

— Наза, есть ли у тебя помощники?

— Конечно. В первую очередь – Бог. Он слышит каждую мою молитву. На втором месте мой сын. Это только кажется, что от ребенка толку мало в таком деле. Это неправда. Только он является главным моим якорем в этой жизни. И, конечно же, я бы не справилась без регулярного внимания и поддержки моей семьи. С сыном очень помогают и родители мои, и папа его. Мы дружны и держимся друг за друга как звенья одной цепи.

Также мне очень помогают мои друзья, особенно моя самая близкая подруга Наташа Салынова, которая была рядом даже в самые худшие моменты. Друзья – это особая ценность. Когда болеешь, важно не уйти в свою болезнь настолько, чтобы пренебречь своими друзьями.

— С какими еще трудностями в связи с болезнью ты столкнулась как мама?

Я не сразу поняла, почему у сына слабая успеваемость в школе. В этом году он пошел в первый класс. Это не странно, если ребенок не сразу показывает высокий результат. Но я ощущала, что он знает больше и может больше, но, в то же время, ему словно не интересно. А потом я поняла, что для него важнее было мое здоровье, а не учеба. И только со мной он делал домашние задания старательно и вдумчиво. Потихоньку будем выравнивать результаты и усиливать интерес к учебе.

Еще мне трудно было ходить на всевозможные праздники и родительские собрания. Хорошо, что родители завели группу в интернете, где я могу осуществлять контроль за школьной жизнью и участвовать в обсуждении насущных проблем, а также просматривать фото своего сына на мероприятиях. Грустно, что не могу сводить сына на горку или погулять в парке. Мне в принципе трудно долго находиться в вертикальном положении, так как кости очень хрупкие, и в любой момент перенапряжения может произойти перелом позвонка, например, и жизнь моя закончится. Поэтому я стараюсь не рисковать, соблюдая пассивный режим и принимая все необходимые препараты для борьбы с раком и укрепления костной ткани. Дома я стараюсь компенсировать свое временное отсутствие рядом с сыном. Мы рисуем, лепим, читаем, делаем вместе уроки, общаемся. Он меня уважает и слушается. У нас с Гасаном очень сильная духовная связь.

Сын – главный подарок судьбы

— Верила ли ты, что удастся собрать нужную сумму, чтобы уехать на лечение в Израиль?

— Друзья мне давно предлагали поехать в Израиль и узнать мнение сторонних врачей относительно моего заболевания. Я отказывалась от этой мысли, так как понимала, что ни у меня, ни у моей семьи никаких средств не хватит, чтобы расплатиться за это. И, тем более, я не допускала мысли, чтобы показать людям себя больную.

В ноябре 2014 года мое психологическое и физическое состояние дошли до такой критической точки, что я решилась и обнародовала свою проблему. Я очень благодарна инициативной группе друзей (Миле Дементьевой, Кристине Тузановой, Марии Собкиной и Наталье Салыновой). Они помогли привлечь за 2 недели максимальное количество людей к моей беде. В первый же день сбора я впала в шок от понимания того, как много вокруг меня великодушных людей, благодаря которым ко мне вернулась вера в людскую доброту.

Я боялась не собрать нужную сумму на первую поездку в Израиль. Но нам, все же, удалось это сделать. Я не устану благодарить всех за любую помощь мне, моему сыну, моей семье.

— Возможно ли твое полное выздоровление, и какое у тебя, кроме здоровья, самое главное желание?

— Выздоровление возможно у всякого человека, который уверенно скажет себе, что он выздоровеет. Сегодня, когда я уже съездила в первый раз в Израиль и вернулась оттуда без доллара в кармане, но с необходимыми препаратами для первых трех курсов по новой схеме, и в преддверии нового сбора средств на следующую поездку в Тель-Авив в клинику ASSUTA в марте 2015 года на обследование и новую закупку препаратов на последующие полгода, я могу сказать, что в моей голове есть мысли только о жизни, только об исцелении. Я люблю своего сына и хочу жить ради него, чтобы быть ему опорой, помощником, другом и, конечно же, мамой. Это моя главная мотивация.

Также важно, чтобы рядом были люди, которые больше тебя верят в лучшее и внушают эту веру тебе. И здорово, если это твоя семья. Мне с семьей очень повезло. Они со мной везде и повсюду. Все три с лишним года врачи мне говорили, что моя болезнь неизлечима. А мой израильский доктор Юлия Гринберг сказала мне с легкостью в голосе и улыбкой на лице, что против борьбы с раком груди больше всего сейчас придумывают препаратов. И если не эти препараты, то есть другие, которые мне обязательно помогут. Вот в одном этом предложении заключилась вся моя надежда на исцеление.

Я мечтаю зарегистрировать свой личный фонд поддержки женщин с раком молочной железы и помогать им всем, чем смогу, не по чуть-чуть в частном порядке, а более масштабно. Я хочу помогать взрослым онкобольным бороться за жизнь. А прежде вытащу себя из этой тяжелой истории. И хочу, чтобы каждый человек, кто вложил душу, средства, ресурсы в мое выздоровление, узнал, что я эту болезнь победила!

Поставили диагноз рак. Что делать?

После того, как человеку поставили диагноз рак, жизнь, кажется, рушится. Буквально почва уходит из под ног. Однако не стоит спешить прощаться с жизнью. Да, есть люди, которых можно назвать слабохарактерными. Они сдаются сразу, называя массу причин, чтобы оправдать свою позицию. Это в корне неверно и приведу рекомендации Хестер Хилл Сниппер (Hester Hill Schnipper), к советам которой я уже обращался. Это вполне опытный человек в вопросах борьбы с раком, поскольку сама дважды победила болезнь и знает все не со слов наблюдателей. Стоит внимательно отнестись к ее рекомендациям, чтобы облегчить хотя бы часть бремени, связанного с трудным выбором дальнейшего пути.

Итак, вам поставили диагноз рак (не дай Бог, уважаемый читатель! Но возможно такая участь постигла вашего близкого человека) и вы находитесь в прострации, поскольку не знаете, что делать. Прежде всего, давайте отметим, что с момента получения диагноза рака, у вас еще достаточно времени на выбор дальнейшего пути. Особенно если рак диагностирован на раннем этапе.

Некоторые люди в этот момент начинают судорожно собирать сведения о врачах или больницах, сверять их репутацию среди знакомых, подсчитывать финансы, которые, возможно, понадобятся на лечение, размышлять об удобствах. Другие серьезно размышляют о выборе лечения. Третьи наоборот думают о возможности отказа от лечения и решают сосредоточиться на качестве оставшейся жизни.

Несомненно, было проще в эпоху, когда пациенты просто выполняли приказы и наставления врачей. Теперь хорошие врачи привлекают своих пациентов к принятию решений.

Хотя такой подход создает положительный смысл участия и расширяет права и возможности пациента, но эти возможности также могут вызвать некоторое беспокойство, неуверенность и давление, особенно если члены семьи или друзья имеют различные идеи по вопросу как жить с диагнозом рак, какое и где получать лечение.

Следующие стратегии, сформулированные Хестер Сниппер исходя из собственного опыта, могут помочь вам сохранить нужные для вас решения в перспективе и гарантировать, что вы делаете выбор на собственных условиях:

1) Независимо от ситуации, создайте список плюсов и минусов.

2) Получите настолько много информации, насколько вы сможете. Хотя вы сами для себя решите, хотите ли вы серьезно погрузиться в медицинскую литературу или будете читать очень мало. Вы можете делегировать исследования другу или члену семьи или попросите врача объяснить варианты и дать рекомендации. По мнению многих людей, прошедших через опыт болезни рак, личная активность может дать большой положительный результат.

3) Придерживайтесь надежных источников информации при изучении материалов по лечению. Будьте осторожны в формулировке выводов на основе слишком больших исследований в Интернет, и не читайте дальше, если вы начинаете чувствовать тревогу. Для всех, есть момент перегрузки. Напомните себе, что вы не в состоянии узнать все, и что не надо делать этого.

/Исследуя просторы Интернета, я видел много “мусорного” материала по проблемам онкологии. И люди, видимо, считают эти материалы эффективными. Собственно по причине подобных сборников, которые “ни о чем”, я и начал работать над этим своим сборником. Материалы беру ТОЛЬКО с официальных академических сайтов, на которых размещают научно обоснованные методики. При возможности лично контактирую с работниками онкологических центров, поэтому информация на моем сайте максимально достоверна./

4) У вас почти всегда есть время, чтобы подробно обосновать ваш выбор. Рак очень редко требует неотложной медицинской помощи.

5) Попробуйте найти и поговорить с несколькими людьми, которые имеют диагноз, похожий на ваш, или которые рассматривали те же хирургические или процедурные варианты. Возможно, у них есть дополнительные соображения.

6) Все из нас имеют разные приоритеты и заботы, и выявление ваших забот может сделать ситуацию более ясной. Например, если у вас есть маленькие дети, вы можете быть наиболее обеспокоены периодом восстановления после лечения и вашей способностью в этот период выполнять свои обязанности.

7) Старайтесь не зацикливаться на статистике или на сомнениях, что есть только один правильный выбор. Статистика описывает опыт лечения больших групп людей; никто не знает, какой результат будет для одного конкретного человека.

8) Обратите внимание на состояние вашего кишечника, а также вашего мозга. Пища должна хорошо перевариваться и не создавать вам проблем. А мозг должен эффективно бороться с болезнью.

9) Очень важно, чтобы вы уважали и чувствовали себя комфортно с вашим врачом. Если этого не получается, обязательно найдите другого врача. Это важно по многим соображениям, в том числе и по этическим.

10) Определите наихудший возможный исход набором возможных вариантов и шаг за шагом сделайте все возможное, чтобы избежать их. Эта стратегия поможет вам сконцентрироваться на положительном результате.

11) Практически ни один из возможных вариантов не означает выбор между жизнью и смертью. При наступлении любой ситуации, ваш врач будет говорить вам, что делать.

12) Как пациент, вы всегда должны иметь решающее слово. Это ваша жизнь, поэтому доверяйте своим инстинктам.

Вывод. Если вам (или вашему близкому человеку) поставили диагноз рак, ни в коем случае не следует паниковать. Сосредоточьтесь на сборе всей необходимой информации. Проще. Если вы читаете эти строки, то изучите весь материал сайта и приступайте к достижению успеха. На сайте есть все рекомендации. Удачи

Возможно вам эти статьи будут полезны

Как правильно принимать обезболивающие при раке

Кровотечение при раке

Можно ли вылечить рак?

Как получить результаты цитологического исследования

Главное, не отчаиваться. Один из моих учителей, сам онколог, заболев, заставил себя забыть негативный опыт лечения больных и постарался поверить в силу и действенность всех обслдований, методов лечения. Без самообмана — как простой, но грамотный пациент. Сначала прошел обследование ПЭТ/КТ, благо у нас в Курске оно только что появилось, чтобы узнать как далеко зашла болезнь, начал принимать таргетные препараты от рака легкого. Надеется, что с оставшимися очагами поможет справиться кибернож — хочет в Уфу к знакомым поехать…

Ребенку поставили диагноз рак

У меня самой этот диагноз, который поставили лет пятнадцать назад. Последние пять лет рецидивов нет вообще. Но, как утверждают врачи, после сильного потрясения болезнь может вернуться вновь.

Очень долго продолжала работать в газете, затем менеджером. Руководителей о болезни всегда предупреждала. Один из начальников сказал: «Я сталкивался с такими людьми. Ничего страшного. Будешь брать больничный».

Но мне было проще. Свою работу я знаю очень хорошо. За это меня и терпели.

Готовиться Вам нужно к очень длительному лечению. Плюс, естественно, ребенка ни в коем случае нельзя будет слишком перегружать занятиями. Но даже это не самое важное: слишком большие волнения и потрясения действуют гораздо хуже. Но вот как уберечь его от стрессов в наше время?

Постарайтесь убедить его не комплексовать. Ведь узнать о подобном диагнозе — само по себе достаточно сильный стресс. Постарайтесь подобрать психолога, которому Ваш ребенок будет доверять.

На приёмном покое уже была «спокойна», так как по пути успела получить 6 кубиков аминазина. Выписалась на следующий же день. Психических расстройств не обнаруживала и от дальнейшего лечения категорически отказалась. Диагноз после первой госпитализации: расстройство адаптации, то есть ситуативная реакция на эмоциональный стресс.

Повторное поступление через три месяца в начале марта, так как, со слов матери, стала агрессивной, сексуально расторможенной, питалась отдельно, закрывалась в своей комнате и посыпала пороги квартир солью. Первое время была на инъекционном трифтазине с аминазином, сейчас получает азапин по 25.

Здравствуйте ! Мы обратились к врачу-психиатру ( по совету знакомых), в надежде, что нам помогут откорректировать поведение ребенка, в результате-диагноз! Родились мы с кровоизлеянием в мозг- роды были стремительные- 4 часа , первородка. До 5 лет у нас стоял диагноз внутричерепное давление и гиперактивность, объясняя это все течением родов. Ребенок подвижный, без дела не сидит, в школе учится на 4 и 5. Занимаемся в музыкальной школе, посещаем секцию каратэ. В общеобразовательной школе учитеть жалуется , что на уроках невнимателен, а на переменах все наоборот, очень подвижен. С одноклассниками общается неохотно. Последнее время плохо засыпаем, хотя и ложимся в одно и тоже время. Нам предложили лечь в больницу, для того чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз, но это продлится два месяца, а у нас три школы, и что. Я догадываюсь какие учителя приходят в больницах, нам потом программу не нагнать . И что делать я не знаю.

Очень важно вовремя распознать шизофрению, лечить и позаботиться о дальнейшей жизни больного. Поспешное диагностическое навешивание ярлыка часто приводит к терапевтическим погрешностям и ухудшению возможностей реабилитации (так называемый ярлыковый эффект). Диагноз шизофрении врачами ставится слишком часто.

Диагностические трудности возникают там, где процесс болезни развивается постепенно, с длительными продромальными явлениями. Окончательное прояснение наступает лишь при дальнейшем течении. Увереннее шизофрения распознается по основным симптомам: расстройствам мышления, аутизму и амбивалентности; эти симптомы в столь выраженной форме при других заболеваниях не встречаются. Бред, галлюцинации, кататонические проявления сами по себе не могут служить основанием для диагноза шизофрении.

И все же имеются особые критерии параноидно-галлюцинаторных переживаний, которые в сочетании с некоторыми другими признаками указывают на шизофрению: «звучание мыслей; голоса в форме.

Добавлено: 17-02-2008 10:19 .

Шизофрения у детей и подростков возникает значительно реже, чем у взрослых людей. Непонятные страхи, фантазии, бредовые идеи и даже опережающее развитие отдельных психических функций – все это может наблюдаться при психическом расстройстве у детей.

Проявления шизофрении у детей и подростков отличаются от таковых у взрослых. Влияние заболевания накладывается на процессы психического развития, при этом замедляется и искажается психическое развитие ребенка.

Самое опасное в шизофрении – это не бред и не галлюцинации, а то, что болезнь в корне меняет малыша или подростка, его отношение к миру, оставляет неизгладимый след на его личности.

Признаки шизофрении у детей

В детском возрасте проявления шизофрении не столь выражены, как у взрослых. Симптомы психического заболевания более стертые, незавершенные.

Как у детей, так и у взрослых все симптомы шизофрении можно разделить на.

Диагностика шизофрении

Диагноз шизофрения может быть поставлен только после длительного наблюдения за больным группой врачей-психиатров на фоне психиатрического стационара. Шизофрения – диагноз серьезный, требующий регулярного посещения врача и длительного приема специальных психотропных препаратов.

Как ставят диагноз шизофрения

Диагноз шизофрении может поставить только психиатр, наблюдая человека непосредственно. Предварительно собирается история жизни больного, расспрашивается как началось и протекало заболевание. Выясняется наличие психически больных родственников и родных со странным поведением.

Обязательным условием сбора анамнеза является беседа с родственниками больного. Это необходимо для получения объективных сведений проявления симптомов болезни. Все это записывается в историю болезни пациента. После выписки из государственной больницы, сведения передаются в ПНД по месту жительства, где пациент продолжает наблюдаться. Если человек обратился.

Наряду с вяло, благоприятно протекающей шизофренией у детей дошкольного возраста существуют и более тяжелые по течению варианты. Клиническая картина этих неблагоприятно протекающих вариантов шизофрении была описана во многих работах отечественных и зарубежных психиатров. Еще в 1908 г. такой клинический вариант был приведен итальянским психиатром Санкте де Санктисом под названием dementia praecocissima. В 30-х годах В. М. Гаккебуш и В. И. Фундыллер, описывая шизофрению в детском возрасте, отмечали ряд особенностей, характерных именно для этого клинического варианта с неблагоприятным исходом. Т. П. Симеон и сотрудники называли форму шизофрении у детей с выраженными кататоническими проявлениями катастрофической. В отличие от вяло и благоприятно протекающих клинических вариантов.

Ежегодно диагностируется примерно один новый случай заболевания шизофренией на 1000 человек.

Этот показатель устойчив во всем мире, поскольку заболеваемость не зависит от национальности или расы. Хотя различие в заболеваемости по полу не является бесспорным, считается, что больны 1,1% мужчин и 1,9% женщин в населении, 2/3 из них нуждаются в госпитализации. Средний возраст начала шизофрении составляет 15-25 лет для мужчин и 25-35 для женщин. После 35 лет заболевают 17% женщин и 2% мужчин, в этом, возможно, находит отражение не истинная разница в возникновении заболевания, а влияние социокультурных факторов. Шизофрения редко начинается в возрасте ранее 10 лет и позже 50. Примерно 90% всех больных имеют возраст 15-54 года.

Если учесть стоимость лечения, выплаты по инвалидности и больничным листам, то шизофрению можно назвать самым дорогим из всех психических заболеваний.

Общие сведения о шизофрении

Шизофрения – это заболевание обменных.

Диагноз «шизофрения» вам поставили в результате объективных причин и длительного обследования. Вы находитесь на учете в психиатрическом диспансере, а все, кто находится на учете по поводу любого заболевания в любом медицинском учреждении, обязаны систематически посещать врача для планового осмотра и назначения или коррекции поддерживающей терапии.

Диагноз может ставить только врач-психиатр по решению медицинской комиссии. Снять диагноз может только медицинская комиссия из врачей психиатров. Так как с диагнозом «шизофрения» имеется ряд ограничений, например, нельзя управлять транспортными средствами, получить разрешение на огнестрельное оружие, работать в местах повышенной ответственности за жизнь и здоровье людей, то естественно, многие пациенты желают избавиться от данного диагноза.

Если вы хотите, чтобы диагноз был снят, обратитесь к психиатру, у которого вы стоите на учете. Вам назначат ряд обследований и медицинских тестов. Но обследоваться для.

Спрашивает: Юлия (2010-03-19 02:50:03)

Здраствуйте! Я болею с 17-ти лет. Сначала мне поставили диагноз маниакально-дипрессивный психоз. Сейчас мне 25 лет, я не один раз попадала в больницу и последний раз мне поставили диагноз пароноидальная шизофрения. Последние два с половиной года я принимаю риссет (по 4 Мг в сутки), работаю, но за это время сменила несколько мест. Меня волнует, что я постоянно курю и не представляю своей жизни без сигарет. Очень боюсь снова оказаться в больнице и в результате деградировать. Личные отношения тоже плохо складываются. Часто не могу заставить себя заняться батовами делами. Подскажите, пожалуйста, как с этим бороться?

Скажите, а Вы обращались когда-либо к психотерапевту, или работали только с психиатрами? Дело в том, что медикаментозное лечение, конечно хорошо, но на мой взгляд, во всём джолжна быть комплексность, не так.

шизофреник не всегда в таком состоянии..

в то время это было почти незаметно.. иногда она говорила немного что-то странное..

ну думалось — мало ли о чём говорит человек, видимо что-то думает про себя, а это просто отголосок мыслей..

потом родилась дочь..

с мамой становилось труднее общаться, но иногда — нормально..

пока не обострение..

потом скандалы из-за чего непонятно.. в 2х летнем дочкином возрасте она выгнала моего брата, и оставив дочь одну — куда-то уехала..

он дочь отвёз бабушке, потом забрал, когда мама объявилась опять..

были у них какие-то деньги отложены — увезла, куда-не помнит, где была — не помнит..

какие-то мании преследования! кто-то за ней всё следит, и это какая-то сущность, не человек, может как человек выглядит.. и страх, и бредовые разговоры..

потом немного нормализовалось.. но дочерью почти не интересовалась.. сколько помню — приду — малышка голая, совсем неодетая! зимой, дует из.

Диагноз — рак. Как правильно общаться с больным?

Американские ученые создали новое направление науки — онкопсихологию, благодаря которой можно понять, что происходит с больным, как его поддержать и как наладить правильное, адекватное общение.

Согласно американским нормативам, врач должен отвести от 1 до 2 часов на то, чтобы озвучить пациенту опасный диагноз. Действительно, рак — это страшно, и желательно, чтобы у человека было время осознать, успокоиться, понять, расспросить врача, что делать и каковы шансы.

В нашей стране амбулаторный прием онколога, согласно государственным нормативам, не должен превышать 15 минут. Врачи поставлены в такие условия, что зачастую вынуждены озвучивать диагноз на бегу. В таком случае на помощь могут прийти родственники. Если есть какие‑то тревожные подозрения, с которыми близкого человека отправляют на диагностику, желательно сходить вместе с ним. На всякий случай. Вы сможете не только поддержать родственника в критический момент, но и с относительно ясной головой обсудить с врачом перспективы лечения.

Все люди разные, но у всех у нас запрограммированы типовые реакции на стресс. У разных людей стадии реагирования могут проявляться с разной степенью интенсивности, но через описанные ниже переживания так или иначе проходят практически все пациенты с диагнозом «рак».

Шоковая стадия — как правило, непродолжительная, но бурная. После постановки диагноза вся жизнь предстает в абсолютно ином свете. Человек может плакать, винить себя в развитии заболевания («Болело же, а я думал, пройдет!»), может даже желать себе смерти, чтобы избежать мучений. Это мощный выплеск эмоций, в рамках которого человек неспособен к критическому восприятию реальности. На данном этапе взывать к его разуму, как правило, бесполезно. Даже при положительных прогнозах в лечении шоковая стадия не поддается купированию. Надо подождать, пока эмоции утихнут.

Стадия отрицания — на этом этапе включается психологическая защита, в рамках которой человек отрицает болезнь. Он уверяет себя и своих близких, что все пройдет. Все поправимо. В этом можно и нужно поддерживать больного, но ровно до того момента, как стадия отрицания распространится на принятие решения о лечении. На этом этапе многие больные могут отказываться от официальной медицинской помощи, отдавая предпочтение народным средствам, заговорам и прочим магическим процедурам. «Болезнь не так сильна, как говорят врачи, ее можно вылечить проще!» В таком случае надо настаивать на назначенном врачами лечении. Народные методы не помогают от рака, и проверять это на практике нет времени.

Агрессия — стадия реагирования, которая наступает вслед за отрицанием. Это также защитный механизм: агрессия, направленная на других, защищает человека от обвинения себя в невнимательности к своему здоровью. Человек может отказываться сотрудничать с врачом, обвинять медперсонал и родственников в невнимании, непонимании его проблем. Он может даже обвинять окружающих в возникновении болезни: на него наслали порчу, прокляли, заразили… Для родственников это сложный период, но через него надо пройти, по возможности не вступая в конфликты, не усиливая их. Следует помнить, что на этом этапе реагирования возможен суицид. Чтобы избежать конфликтов, не противоречьте близкому человеку и не разубеждайте (пусть даже его заблуждения очевидны). Лучшая тактика в данном случае — отвлечение. Как с детьми: ребенок обвиняет шкаф в том, что тот его ударил, — надо отвлечь малыша на птиц за окном. Со взрослыми это сложнее, но надо стараться, терпеливо и методично.

Депрессия — логичное последствие всех перенесенных испытаний. Человек впадает в апатию, не интересуется ни лечением, ни даже общением с близкими. Для некоторых больных характерны иллюзорные переживания типа вещих снов, контактов с потусторонним миром. В этот период также возможны попытки суицида. И родственникам к этим переживаниям также надо относиться с уважением. Нельзя жестко настаивать на диалоге, обвинять в недостаточном внимании к лечению: «Мы из кожи вон лезем, чтобы ты выздоровел, а ты доброго слова не скажешь!» Необходима мягкость в комплексе с настойчивостью, не оставляйте больного одного надолго. Несмотря на кажущееся безразличие, он нуждается в собеседнике. Или хотя бы в неосознанной поддержке: можно вместе смотреть кино, фотографии, слушать музыку, просто находиться в одном помещении, занимаясь каждый своим делом, — и ждать, когда контакт станет возможным.

Принятие — удивительная стадия реагирования, которая может изменить всю дальнейшую жизнь человека. Онкологи, которые наблюдают людей на стадии принятия, говорят об их удивительном духовном росте. Как его описать? Человек примиряется с судьбой и с этого момента ориентируется не на перспективы, а на жизнь здесь и сейчас. Даже время в сознании такого человека замедляется — каждая минута становится значимой, насыщенной. Многие пациенты говорят о том, что всю жизнь прожили со страхом смерти, а теперь, когда она на пороге, ее не надо бояться. Появляется ощущение свободы, а смерть начинает восприниматься как естественный процесс, как запланированная природой часть жизни. В данном случае задача родственников — поддержать положительные эмоции близкого, помочь их развить. Для этого надо как можно больше обогатить мир пациента музыкой, если возможно — выездами на природу, хорошими фильма­ми, общением с близкими и друзьями. Желательно как можно чаще радовать близких вообще, но сейчас — самое время приложить к этому максимум усилий.

Разные люди — разные реакции

Все описанные выше реакции могут проявляться в большей или меньшей степени в зависимости от характера человека. Есть люди, которые страшно переживают свою болезнь, обвиняя в ней себя, родных, медиков и весь мир. А есть те, кто легко идет на контакт с врачом, принимает лечение как необходимость и стремится к выздоровлению. Соответственно, первые выздоравливают сложнее, вторые — проще. Да-да, от психологического настроя многое зависит! Как распознать, к какому типу пациентов относится ваш близкий человек, и как скорректировать его поведение?

Синтонные пациенты — это эмоционально открытые люди, которые относительно легко адаптируются к стрессовой ситуации. Они принимают онкологическое заболевание с установкой на лечение и победу над опухолью. С такими пациентами врачи могут быть максимально откровенны, часто между врачом и синтонным пациентом устанавливаются доверительные отношения, что значительно ускоряет выздоровление.

Пациенты с циклотимным характером — это люди, у которых легко меняется настроение. Сегодня он оптимист, а завтра близок к депрессии. Врачи-онкологи боятся делать оптимистичные прогнозы, но при общении с такими пациентами лучше говорить о хорошем. Родственникам также желательно подбадривать мечущихся больных, стараясь выровнять их эмоциональный фон.

Пациенты шизоидного типа демонстрируют склонность к интеллектуальной оценке болезни, наиболее склонны к отрицанию своего заболевания. Могут вести себя замкнуто, вплоть до склонности к аутизму. Этим людям можно и нужно больше узнавать про болезнь, читать, анализировать ситуацию.

Пациенты возбудимого типа плохо контролируют состояние аффекта, часто вступают в конфликт с врачом, медперсоналом, родственниками. В общении с ними надо проявлять максимум терпения, не противоречить и дозировать информацию о заболевании.

Пациенты с истероидными чертами — это люди, которые стремятся быть в центре внимания. Даже в проявлениях болезни они могут находить подтверждение собственной исключительности: «Ни у кого не болит, а у меня — ужасно!» Эту особенность можно использовать во благо лечения. Например, можно лишний раз восхититься, с каким терпением и мужеством человек терпит боль или выносит процедуры, — и ему по‑настоящему, физически станет легче.

Тревожно-мнительные пациенты склонны к истощению, депрессии, абсолютно не выносят агрессию со стороны окружающих. Если синтонному пациенту в момент слабости можно сказать «Возьми себя в руки!», то к данному типу больных надо относиться максимально бережно. Их надо по возможности отвлекать от тяжелых мыслей, организуя увлекательный досуг, доступное для них творчество, чтение, прогулки.

Болезнь побеждена, но…

К счастью, многие виды рака на сегодняшний день излечимы. А это значит, что человек может успешно и быстро выздороветь, но болезнь, как правило, оставляет психологические последствия. Вот с какими психологическими проблемами сталкивается человек, победивший опухоль:

1. «Дамоклов синдром» — ощущение неопределенности в отношении своего здоровья, опасения рецидива.

2. «Синдром Лазаря» — назван по имени человека, которого Христос воскресил из мертвых. Человеку, который был опасно болен, нелегко вернуться в мир здоровых людей. Как ко мне будут относиться? Смогу ли я работать на прежнем уровне? Эти и другие вопросы могут беспокоить во время и после выздоровления.

3. «Остаточный стрессовый синдром» — тревожность, которая была во время болезни и сохранилась после ее устранения.

Эти последствия являются обычными для большинства пациентов, прошедших через заболевание. И родственники должны понимать, что психологический «шрам» еще будет некоторое время беспокоить близкого человека.

Галина Ткаченко, к. п. н., медицинский психолог ФГБУ «Российский онкологический научный центр им. И. М. Блохина»

Раньше врачи не имели права сообщать пациенту о том, что он болен раком. Такая стратегия поведения врача была принята на государственном уровне, и даже медсестер особо предупреждали: никогда, ни под каким предлогом не раскрывать пациенту истинное положение вещей. Сегодня ситуация радикально изменилась: пациент, к счастью, имеет право знать, что с ним происходит.

Есть несколько вариантов сообщения «плохих» новостей. Врач может полностью раскрыть картину болезни и рассказать пациенту о перспективах или сообщить часть правды. Как себя вести, врач выбирает в зависимости от психологических особенностей пациента. Например, пациентам, которые слишком бурно реагируют на диагноз, врач может выдавать информацию фрагментарно, косвенно, используя научные термины, которые для пациента ничего не значат и поэтому не пугают дополнительно. Всю остальную информацию пациент сможет получить после того, как успокоится и сможет отдавать себе отчет в своем поведении.

Сейчас в штате крупных онкологических больниц есть клинические психологи, которые могут помочь не только больному, но и родственникам: скорректировать их поведение, разъяснить, как вести себя и как помочь близкому человеку.

Выбрав «все города», Вы сможете следить за жизнью в Миассе, Златоусте и Чебаркуле одновременно!

Новости Челябинской области / Общество

«Шок, паника, страх». Матери троих детей поставили страшный диагноз! Нужна ваша помощь

Диагноз «рак молочной железы третьей стадии» 34-летней жительнице Миасса Наталье Клеповой поставили чуть больше месяца назад. У нее семья — муж и трое замечательных детей. Как признаются ее близкие, для них этот диагноз прозвучал как гром среди ясного неба. Шок, паника, страх — вот что охватило семью. Но семья Клеповых не растерялась и начала немедленное обследование. Клиники Челябинска, Санкт-Петербурга, Иерусалима…

«По прибытии в Иерусалим было настолько сложно воспринимать действительность, что первые дни я не могла выйти из квартиры на улицу, и это даже несмотря на постоянную поддержку сопровождающего меня супруга. Мой израильский онколог сказала — наша цель полное излечение! Что вселило в меня огромную надежду… ведь это означает, что шанс есть. Вспомнилась фраза ее российского коллеги-онколога, убившего мою надежду одними лишь словами: «Как повезет…», — приводится комментарий Натальи Клеповой в одной из групп социальной сети «ВКонтакте».

Отчаиваться Наталья не хочет. Ее заветная мечта сейчас — выздороветь и быть рядом с близкими и детьми. Сумма, необходимая для лечения Натальи за границей, значительная, и самостоятельно осилить ее семья не сможет.

Как сообщают волонтеры, оказывающие помощь в сборе средств на лечение, в понедельник у Натальи прошла вторая процедура «красной» химии. Врачи хотят применить для лечения женщины биологические лекарства. Они очень дорогие и в России пока находятся лишь на клинических испытаниях. Но, к примеру, эффективность герцептина (одного из двух препаратов, назначенных Наталье) доказана и при кратковременном лечении, однако статистика общей выживаемости пациентов в России и в Израиле существенно отличается, и, к сожалению, не в нашу пользу.

«У Натальи нет права на ошибку, нет возможности испытывать на себе действия кратковременных программ лечения, ей нужно просто вылечиться раз и навсегда. Здесь Наташа в течение года должна будет получать два биологических лекарства — перьету и герцептин. Перьета — уникальный биологический препарат нового поколения, он маркирует злокачественные клетки и таким образом дает возможность иммунитету человека бороться с ними без использования вредной химии. Между тем эти препараты являются одними из самых эффективных в лечении рака молочной железы. В России этот протокол лечения еще не применяется, поэтому принято решение лечиться в Израиле», — пишут волонтеры в одной из групп социальной сети «ВКонтакте».

Оказать финансовую помощь для лечения Натальи Клеповой в Израиле может каждый. Группы помощи Натальи Клеповой созданы в «Одноклассниках» и «ВКонтакте».

Реквизиты для перечисления средств:

Карта Сбербанка России

Номер карты: 4276 7200 1115 1943

Держатель карты: Клепов Константин Сергеевич

Номер карты: 4272 3000 0203 3592

Номер карты: 4276 8720 2019 7852

Держатель карты: Клепова Екатерина Сергеевна /сестра мужа, волонтёр/

Поставили диагноз — ЗПР

При этом ни разу в садике при осмотрах логопеда нам ничего подобного не говорилось, все было в норме. Я конечно понимаю реально, что ребенок в 4,5 года должен уметь какие-то определенные вещи, мы например, заканчиваем учить алфавит, умеем считать до 12, различаем цвета, понятия больше-меньше..и т.д. Матрешку мы вообще никогда в глаза не видели, кубики складывать с рождения не любим. Короче диагноз мягко говоря выбил меня из колеи. Конечно будем теперь заниматься с логопедом, но вот просто интересно, что должен уметь ребенок в 4-5 лет, на основании чего вообще-то ставят такой диагноз.

она- вы понимаете что у вас большие проблемы

я- ( первая мысль, что не очень чисто говорит, так как у нас уздечка) а что вы имеете ввиду?

она- мальчик просто никакой, ничего не понимает, вообще не умеет размышлять, вообще не понимает о чем его спрашивают, вы хотя бы одну книжку прочитали, да ему и в младшей группе делать нечего, он такую глупость сказал, что даже 3-летний малыш под стол упал.Он не может понять что полезет за ушами из мешка( честно говоря я тоже не знаю).Да с таким умом как он будет в школе учиться .

Я как дура , со своим характером покраснела, но ничего не сказала, пришла домой расплакалась. Мама сказала, что пойдет ругаться( она у меня женщина темпераментная).Разве может учительница такое о 4-нем ребенке сказать.Самое противное, что все это было сказано при моей подруге.Когда мы вышли я думала она меня поддержит на слове, а она промолчала( ее то дочку похвалили)И не слова мне не сказала.

Так гадко на душе .Вот и попадись в первом класе к такой учительнице.Сразу через 10 минут клеймо поставит.А малыш у меня очень сообразительный и умненький.

Как бы вы отреагировали на всю эту ситуацию 19.11.2005 11:38:28, АЛАЯ

Да какое она имела права в присутствии посторонних после первого же занятия такое говорить Вам. Я бы наверное не смолчала, да и да заведующего дошла бы.. такие люди не должны работать с детьми. 21.11.2005 09:18:52, Юлия 2

Может у вас «задержка» от домашних занятий,в саду все-таки работают люди с педагогическим образованием?

За год посещения сада она набрала эти недостающие знания.То есть-ИМХО,не в наборе знаний к определенному возрасту дело,смотрят по ситуации-конкретный ребенок,развивающийся в конкретной среде-что должен уметь и знать,и знает ли он это.Психоневролог,помню,смотрела как она повторяет действия,как что-то там запоминает.А просто на тесты и на перечень заданий можно элементарно «натаскать». 17.11.2005 17:10:07, Линдаа

Ребенку одно может быть интересно, другое нет, тестирование да еще в незнакомой обстановке не отражает ничего ровным счетом. 17.11.2005 07:16:42, Тоже мама

Моего ребенка логопед большинству из этих понятий учил, остальное мы дома сами проходили.

А вообще очень умный и любопытный мальчик, один их лучших в художественной школе. 17.11.2005 16:53:22, Ксеник

Рак у ребенка: какие симптомы должны насторожить родителей

Детский рак – звучит как приговор. Его невозможно предупредить, можно лишь попытаться максимально рано его диагностировать.

​Наш эксперт – заведующая отделением нейроонкологии Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, доктор медицинских наук, профессор Ольга Желудкова.

Чем моложе организм, тем быстрее развивается опухоль. И реакция на нее должна быть молниеносной – от этого зависит успех лечения.

Этим вопросом задаются родители больного ребенка, но ответа на него в принципе нет.

Малыши еще не курят, не пьют, не работают на вредных производствах. И тем не менее около 450 ребятишек ежегодно заболевают опухолью центральной нервной системы (в том числе головного мозга). Эти заболевания занимают второе место по частоте после злокачественных заболеваний крови и лимфатической системы.

К сожалению, нет. Несмотря на то, что вопрос профилактики онкологии давно обсуждается мировым медицинским сообществом. Способы профилактики ищут, но пока не нашли. Кроме, пожалуй, одного случая – рака шейки матки. Сегодня это единственное онкологическое заболевание, развитие которого можно предупредить. В качестве профилактической меры выступает вакцинация, которая применяется и в нашей стране. Прививку делают девочкам начиная с 12‑летнего возраста.

Но при опухолях центральной нервной системы есть лишь один выход – вовремя поставить диагноз. И самыми первыми должны забить тревогу родители. Поскольку у этого онкологического заболевания есть определенные симптомы, которые должны родителей насторожить.

Онкологи давно говорят о так называемой онконастороженности. То есть и родители, и врачи должны знать простые симптомы, которые позволяют заподозрить злокачественную опухоль.

Второй тревожный симптом – это нарушение походки. «Ходит как пьяный», – сердятся родител и, уверенные, что ребенок просто кривляется. Или начинает спотыкаться при ходьбе, хотя давно уже научился ходить. Не спешите обвинять его в дурашливости, лучше покажите врачу.

И основной симптом, можно сказать, критический – это снижение зрения. Опять же не заметить это невозможно, главное – правильно интерпретировать жалобы ребенка на то, что он стал плохо видеть. Да, может быть, зрение снизилось из-за сидения за компьютером. А может, из-за того, что развивается опухоль головного мозга.

Все эти симптомы – веский повод обратиться к педиатру, окулисту, неврологу.

Труднее всего выявить онкологию у совсем маленьких детишек. Они еще не жалуются, не умеют сказать, что их беспокоит. А кроме того, кости черепа у них еще мягкие, голова увеличивается в размерах, а симптомы отсутствуют. Поэтому чрезмерное увеличение размеров головы требует обследования на наличие опухоли головного мозга. Вот почему педиатры регулярно измеряют эти параметры.

Не бежать от проблем

Родители чувствуют, что с ребенком происходит что-то не то, но боятся подтвердить свои подозрения, а потому не спешат к врачам.

В крайнем случае предпочитают идти лечиться к бабушкам, разным колдунам, а когда в итоге попадают к врачу, нередко оказывается, что время упущено. Хотя за последние 20 лет в нашей стране произошел значительный прогресс в лечении онкозаболеваний, используют современные технологии. Главное – вовремя начать лечение.

Источники:

https://deti.mail.ru/family/istoriya-silnoj-lichnosti/

http://prostovita.ru/lechenie-onkologii/postavili-diagnoz-rak.html

http://zdravn.ru/kak-byt-esli-rebenku-postavlen-diagnoz-shizofreniya

http://www.aif.ru/health/pro/1411807

http://u74.ru/news/obshhestvo/miass/shok-panika-strah-materi-troih-detej-postavili-strashnyj-diagnoz-nuzhna-vasha-pomoshh-5967.html

http://conf.7ya.ru/fulltext-thread.aspx?cnf=others&trd=7344

http://www.aif.ru/health/children/1037266