Влияние окружающей среды на воспитание детей

Влияние окружающей среды на развитие человека

Среду рассматривают как совокупность условий существования живых организмов и человека. Понятие “среда” имеет много значений. Остановимся на рассмотрении макросреды (естественной), географической, социальной среды, домашней среды как части социальной и микросреды, так как в каждую единицу времени человек подвергается их влиянию.

Макросреда. Имеется в виду окружающее нас космическое пространство. Многочисленными наблюдениями, фактами, экспериментами подтверждено влияние еще на уровне внутриутробного развития, не говоря о родившемся человеке, космоса, особого расположения звезд, комет, действия магнитных бурь на Солнце, смены фаз Луны, лунных и солнечных затмений, магнитного и гравитационного полей Земли (по некоторым утверждениям — информационного поля), а, возможно, и влияния параллельных миров.

Среда географическая — это определенный территориальный ландшафт со своей географической широтой и долготой, климатом, разнообразием рельефа, растительного и животного мира, природными ресурсами, источниками тепла, целебных вод, зон геомагнитной и геопатогенной активности и т.д., экологическими условиями. История существования древнейших цивилизаций Египта, Междуречья, Индии, Греции, Рима выявляет тот факт, что их центрами были географически и биологически исключительно благоприятные территории (обилие тепла и света, воды, растительного и животного мира), способствовавшие своими условиями социализации биологических свойств человека. Но даже в период технического прогресса многие географические территории являются крайне трудными с точки зрения их влияния на развитие человека (зоны геологических разломов и землетрясений, районы пустынь и гор, вечной мерзлоты и избыточной влажности). Живущим в таких районах, естественно, ограничивается доступ к интеллектуальным источникам, социализация личности задерживается.

Микросреда — это особенности квартиры или рабочего помещения, микроволны и магнитные воздействия, вибрации и т.п., а именно геометрические формы квартиры, высота этажа дома, дизайн стен, расстановка мебели, излучения электророзеток, телевизоров, микроволновых печей, электробритв, фенов, биополевые воздействия растений и животных, отдельных людей (с отрицательной биоэнергией) и т.д. Все это — влияние микросреды на биологическую природу и социальное развитие личности.

По-своему неблагоприятное воздействие могут оказывать и результаты науки и техники. Так, японскими учеными установлено, что слушание беременными женщинами тяжелой рок-музыки приводит к рождению дебильных детей, слушание же народной или классической музыки развивает интеллект будущего ребенка, вызывает гармонические вибрации, которые создают условия для увеличения притока крови и питательных веществ, благотворно воздействуют на развитие нервных тканей и головного мозга .

Социальная среда — совокупность общественных отношений, складывающихся в обществе (уклад жизни, традиции, окружающие человека социально-бытовые условия, обстановка, а также совокупность людей, связанных общностью этих условий), доминирующие общественные идеи и ценности. Благоприятной социальной средой является та, где доминирующие идеи и ценности направлены на развитие творческой, инициативной личности.

Домашняя среда — колыбель начала жизни, окружение близких людей, материальные условия; это целый мир, воплощенный в игрушки и игры, своя жизненная территория. Развитие ребенка обеспечивается дружбой и любовью в родительских отношениях, отношениях с родными и близкими. Особое значение в обогащении знаниями и жизненным опытом имеет общение с родителями и взрослыми. У ребенка формируется потребность общения с окружающими, что становится важнейшим источником его разностороннего развития.

Домашняя и социальная среда могут оказывать и отрицательное воздействие: пьянки и ругань в семьях, грубость и невежество, вопиющее унижение детей, отрицательное влияние товарищей и друзей, особенно старших по возрасту и взрослых; все негативное, что совершается вокруг нас.

Средовые влияния на развитие личности ребенка были предметом исследования для целого ряда мыслителей и педагогов разных исторических эпох. К ним можно отнести: И.Г. Песталоцци, Ж.-Ж. Руссо, К.А. Гельвеция, Д. Дидро, И.Ф. Гербарта, А. Дистервега, Р. Оуэна, К.Д. Ушинского, С.Т. Шацкого, П.П. Блонского, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинского и других.

Педагогическая позиция заключается в изучении средовых влияний на развитие ребенка как с целью формирования его анатомо-физиологических структур, так и духовных основ; в осознанном понимании родителями, взрослыми, педагогами проблем формирования полноценной личности.

Объемно представляя весь комплекс воздействий на человека, отметим, что только доминирование мощного природного начала сохраняет и обеспечивает ему последующее развитие.

В научных концепциях западных авторов имеются толкования о первостепенной роли географической среды. Народы, живущие в благоприятных географических условиях в разные исторические периоды “сбавили” темпы своего промышленного и социального развития, потребляя готовые дары природы. Народы северных территорий, наоборот, организовались, закалились в борьбе с суровыми условиями жизни, нарастили мощный интеллектуальный и промышленный потенциал [1].

Признавая роль географической среды, следует отметить, что она выступает как предпосылка для развития личности. Но сама среда в современных условиях, в век научного и технического прогресса не может обеспечить решение программы развития личности и адаптацию ее к самостоятельной жизни и деятельности.

В значительной степени социальные факторы определяют развитие человека. По версии К. Маркса сущность человека представляет ансамбль общественных отношений. Но следует помнить, что человек не формируется пассивно под влиянием среды. Социальная среда кардинальным образом не влияет на развитие качеств личности. Общеизвестно, что одни и те же социальные условия жизни приводят к различным уровням морального, интеллектуального и духовного развития. Эту особенность можно рассматривать как закономерность в развитии личности.

Развитие социальных факторов приводит к разнообразию их воздействия на развитие личности. Факторами преднамеренного воздействия на личность могут выступать государственный строй и политика государства, наука, школа, обучение и воспитание, условия труда и быта, семья, культура и традиции государства, многое другое.

Имеется группа социальных факторов, которые не оказывают тотального действия, но дают человеку возможность развития. К ним можно отнести культуру, литературу, искусство, средства массовой информации, технические и спортивные общества, различные клубы, выставки, секции и т.д. Степень воздействия этих факторов будет определяться возможностями и стремлениями самой личности в их реализации. Но дело-то в том, что природное начало человека всегда индивидуально: особенности протекания психических процессов, задатки способностей, степень активности и т.д. Сами люди неодинаково относятся к познанию искусства, литературы, освоению знаний как технических, так и гуманитарных. Кто-то увлечен спортом, кому-то он противопоказан по состоянию здоровья. Естественно, что формирующиеся качества у них будут различны. Таким образом, даже совокупное действие этих факторов не всегда обеспечивает формирование необходимых качеств личности. Среди социальных факторов особым можно назвать воспитание. Его можно рассматривать как целенаправленный процесс формирования конкретных качеств и свойств личности, ее способностей, процесс, опирающийся на закономерности общественного развития.

Все, чем человек обладает, чем он отличается от животных, является результатом его жизни в социальной среде. Характерно, что ребенок, не впитавший в себя культуру общества, оказывается неприспособленным к социальной жизни, не может реализовать то, что заложено в нем самой природой. Вне общества ребенок не становится человеком.

В то же время было бы явным упрощением думать, что человек исключительно результат социализации. В известном смысле человек уже рождается человеком, кристаллизует в себе все, что накоплено всем человечеством в течение веков. Эта кристаллизация осуществляется и через наследственность. Ребенок не просто впитывает сообщаемую ему информацию. Он наследует генетический запас информации через специфически человеческое строение тела, мозга, задатки. Если шимпанзе с первых дней рождения поместить в специальные условия общественной жизни и окружить тщательным вниманием и уходом самых талантливых педагогов, то все равно это животное останется лишь хорошо выдрессированной обезьяной. У нее иная наследственность, иной мозг, отделяющий обезьяну от человека непроходимой гранью. Иными словами, возникновение труда, общества и свойственной только людям психики — сознания — сопровождалось важными изменениями в строении и деятельности головного мозга и всей нервной системы, и наоборот. Однако, особенности головного мозга и нервной системы человека есть лишь необходимое условие или, точнее, биологическая предпосылка становления сознания, но не сознание как таковое. Собственно человеческое сознание формируется лишь во взаимодействии и общении с другими людьми, т.е. в социальном контексте.

Биологическая природа человека, строение его мозга, считают исследователи, почти не изменились со времени кроманьонца. Но люди прошлых эпох и мыслили, и чувствовали, и действовали совершенно различно.

Социальная природа сознания, следовательно, заключается в сущности тех общественных отношений, которые человек усваивает в процессе своей деятельности, общения с внешним миром, в процессе воспитательных воздействий. Различные условия жизни людей и воспитания, принадлежность к разным социальным группам, взаимодействие и борьба их интересов развивают и формируют и различное сознание. В этом смысле сознание как высшая форма психической деятельности человека не тождественна мышлению. Человеческое сознание меняется не только от эпохи к эпохе, от одной культурно-исторической цивилизации к другой, оно может изменяться на протяжении жизни одного и того же человека в зависимости от особенностей общественных отношений, в которые он включен (он может быть в одно время религиозным, в другое — атеистом, в одно время приверженцем одних взглядов, в другое — других и т. д.). Приведем исторический пример: ребенок из африканского племени попадает в Париж и там воспитывается, вырастает образованным человеком, истым парижанином. Таким образом, развитие новых субъектно-объектных отношений проявляется и реализуется в новых социальных ролях личности, которые постепенно персонифицируются и превращаются в ее личные свойства: черты характера, способности и т. д. [2].

Можно отметить, что воспитание оказывает влияние на природные качества личности, внося в них новое содержание, адаптируя к конкретным социальным условиям, в которые она включена. Уже в трудах И.П. Павлова проходила идея о пластичности нервной системы, податливости ее к воспитанию в разных средовых условиях, а также о больших компенсаторных возможностях организма, т.е. способности к компенсации ряда функций другими органами вследствие травм, болезней и т. д.

Влияние факторов окружающей среды, обучения и воспитания на биологическое развитие детей (обзор литературы) Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Яценко Анна Константиновна, Транковская Л.В.

Настоящий обзор посвящен анализу современного представления о биологическом развитии как показателе здоровья. Рассмотрены работы о тенденциях биологического развития организма ребенка в условиях среды обитания, обучения и воспитания. Приведены результаты исследования показателей биологического возраста детей и подростков, проживающих в различных регионах Российской Федерации, а также в странах ближнего и дальнего зарубежья. Проанализированы научные материалы, посвященные изучению биологического развития детского населения в контексте эпохальной изменчивости . Представлены современные подходы к идентификации причин и факторов риска формирования отклонений в биологическом развитии детей и подростков.

Modern view on children’s biological development (a literature review)

The present review is devoted to the modern analysis of understanding of biological development, as a health index. There are considered works about tendencies of biological development of the child's organism in the conditions of environment, training and education. There are presented results of the study of indices of biological age of children's and teenagers ’ residing in various regions of the Russian Federation, and also in the near-abroad and far-abroad countries. The scientific materials devoted to the study of the biological development of the children's population were analyzed in the context of epochal variability. Modern approaches to the identification of the causes and risk factors for the formation of deviations in biological development of children and teenagers are presented.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Яценко Анна Константиновна, Транковская Л.В.,

Текст научной работы на тему «Влияние факторов окружающей среды, обучения и воспитания на биологическое развитие детей (обзор литературы)»

1. Sukharev A.G. Hygienic Principles of Valuation of Motor Activity: Diss. Moscow; 1972. (in Russian)

2. Sukhareva L.M., Rapoport I.K., Zvezdina I.V., Yampol'skaya Yu.A., Prusov P.K. The state of health and physical activity of modern teenagers. Gigiena i sanitariya. 2002; 3: 52-5. (in Russian)

3. Polyakov S.D. Formation of children's health facilities and sports physiotherapy. Prava rebionka. 2003; 1: 42-3. (in Russian)

4. Bryazgunov I.P. The benefits of physical activity. Zdorov'e detey. 2004; 3: 10-2. (in Russian)

5. Avdeeva T. G, Vinogradova L.V. Introduction to Children s Sports Medicine[Vvedenie v detskuyu sportivnuyu meditsinu]. Moscow: GEOTAR — Media; 2009. (in Russian)

6. Vinogradova L.V. Effect of Different Types of Motor Activity on the Health and Morpho-functional Features of the First Form Pupils of Smolensk: Diss. Smolensk; 2004. (in Russian)

7. Bazarnyy V.F. Vision in Children[Zrenie u detey]. Novosibirsk: Nauka; 1991. (in Russian)

8. Rapoport I.K., Tsameryan A.P. Diagnosis, prevention and rehabilitation of students with refractive disorders and diseases of the eye. Shkolazdorov'ay. 2012; 1: 41-51. (in Russian)

9. Sinyakina A.D., Kolomenskaya A.N., Mirskaya N.B. Vision organ diseases and their prevention of younger schoolchildren in Moscow. In: XVII Summit of Pediatricians of Russia "Actual Problems of Pediatrics"[Sbornik materialov XVII S"ezda pediatrov Rossii "Aktual'nyeproblemy pediatrii"]. Moscow; 2013: 583. (in Russian)

10. Sinyakina A.D., Kolomenskaya A.N., Mirskaya N.B. Vision organ diseases and their prevention in schoolchildren. In: XVIISummit of Pediatricians of Russia "ActualProblems of Pediatrics"[Sbornik

materialov XVII S"ezda pediatrov Rossii "Aktual'nye problemy pediatrii"]. Moscow; 2013: 67. (in Russian)

11. Shal'ginova V.I. Prevention of Visual Impairment in Younger Schoolchildren Means Sports and Recreational Activities. Diss. Omsk; 2000. (in Russian)

12. Bates H.W., Corbett M.D. Improved Vision Without Glasses [Uluchshenie zreniya bez ochkov]. 1968. (in Russian)

13. Demirchoglyan G.G. Computer and Health: Risk Factors and System Recovery [Komp'yuter i zdorov'e: faktory riska i sistemy ozdorovleniya]. Moscow: Sovetskiy sport; 1995. (in Russian)

14. Sanitary Regulations SR 2.4.2. 782-99. Hygienic requirements for the training of pupils in different types of modern educational institutions. Moscow; 1997. (in Russian)

15. Kuindzhi N.N. Valueology: Ways of Formation of Students' Health [Valeologiya: Puti formirovaniya zdorov'ya shkol'nikov]. Moscow: Aspect Press; 2000. (in Russian)

16. Marchuk S.A. Prevention of Violations of Pedagogical Students Recreational and Correctional Facilities Gymnastics. Diss. Ekaterinburg; 2004. (in Russian)

17. Mirskaya N.B., ed. The Healing Power Movements. Fizkult-minutki and Outdoor Games in School [Tselebnaya sila dvizheniy. Fizkul'tminutki i podvizhnye igry v shkole]. Moscow: Chiistye prudi; 2006. (in Russian)

18. Mirskaya N.B., Kolomenskaya A.N., Sinyakina A.D. Close eyes — eyes open: Hour of physiotherapy. Zdorov'e detey. 2013; 9: 19-21. (in Russian)

19. Makarova M.N., Chaynova V.N., Mirskaya N.B. Look and perform. Movie and recharges fizkultminutok. Zdorov'e detey. 2013; 7: 14-6. (in Russian)

©Яценко А.К., Транковская Л.В., 2015 УДК 613.95:612.65

Яценко А.К., Транковская Л.В.

ВЛИЯНИЕ ФАКТОРОВ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ, ОБУЧЕНИЯ И ВОСПИТАНИЯ НА БИОЛОГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ (Обзор литературы)

ГБОУ ВПО «Тихоокеанский государственный медицинский университет» Минздрава России, 690002, г. Владивосток, Россия

Настоящий обзор посвящен анализу современного представления о биологическом развитии как показателе здоровья. Рассмотрены работы о тенденциях биологического развития организма ребенка в условиях среды обитания, обучения и воспитания. Приведены результаты исследования показателей биологического возраста детей и подростков, проживающих в различных регионах Российской Федерации, а также в странах ближнего и дальнего зарубежья. Проанализированы научные материалы, посвященные изучению биологического развития детского населения в контексте эпохальной изменчивости. Представлены современные подходы к идентификации причин и факторов риска формирования отклонений в биологическом развитии детей и подростков.

Ключевые слова: детское население; биологическое развитие; факторы риска; эпохальная изменчивость. Для цитирования: Гигиена и санитария. 2015; 94(5): 102-107.

YatsenkoA.K., Trankovskaya L.V. MODERN VIEW ON CHILDREN'S BIOLOGICAL DEVELOPMENT (Aliterature review)

Pacific State Medical University, 690002, Vladivostok, Russian Federation

The present review is devoted to the modern analysis of understanding of biological development, as a health index. There are considered works about tendencies of biological development of the child's organism in the conditions of environment, training and education. There are presented results of the study of indices of biological age of children's and teenagers' residing in various regions of the Russian Federation, and also in the near-abroad and far-abroad countries. The scientific materials devoted to the study of the biological development of the children's population were analyzed in the context of epochal variability. Modern approaches to the identification of the causes and risk factors for the formation of deviations in biological development of children and teenagers are presented.

Key words: children's population; biological development; risk factors; epochal variability. Received 13.05.14

Citation: Gigiena i Sanitariya. 2015; 94(5): 102-107. (In Russ.)

Для корреспонденции: Яценко Анна Константиновна, annakonst@mail.ru For correspondence: Yatsenko Anna, annakonstt@mail.ru.

Состояние здоровья детей имеет важное социальное и медицинское значение и служит индикатором санитарно-эпидемиологического благополучия населения государства. В Европейской стратегии ВОЗ «Здоровье и развитие детей и подростков» (2005) сказано: «Дети -это наш вклад в общество будущего. От их здоровья и того, каким образом мы обеспечиваем их рост и развитие, включая подростковый период, до достижения зрелого возраста, будет зависеть уровень благосостояния и стабильности в странах Европейского региона в последующие десятилетия». Таким образом, именно развитие детей и подростков в период роста определяет основные черты здоровья того или иного поколения в старших возрастах, включая потенциальное долголетие и передачу соответствующих качеств будущим поколениям [1].

Следует отметить, что к числу важнейших показателей здоровья детского населения относится биологическое развитие, причем биологическая зрелость наряду с адаптационными возможностями организма ребенка отнесены к числу главных критериев донозологической диагностики ухудшения здоровья детей на ранних этапах [2-4].

Известно, что биологический возраст — это совокупность морфофункциональных особенностей организма, зависящих от индивидуального темпа роста и развития. В настоящее время существуют некоторые расхождения во взглядах при определении показателей биологической зрелости детей. Так, педиатры России к критериям биологического развития относят костный возраст, зубную зрелость и половое развитие [5]. При этом определение скелетной зрелости, доступное анализу лишь при рентгенологическом исследовании, является методом относительно инвазивным, трудоемким и неприменимым в скрининг-обследованиях, тогда как именно они позволяют выявить отклонения в состоянии здоровья детей и подростков и необходимы для рациональной организации наблюдения за ростом и развитием ребенка, осуществления профилактических мероприятий [5, 6]. В соответствии с методическими рекомендациями, утвержденными Государственным комитетом санитарно-эпидемиологического надзора РФ (1996), оценка уровня биологического развития детского организма осуществляется по длине тела, ее прибавке, срокам прорезывания постоянных зубов и их количеству, изменениям в пропорциях тела, степени развития вторичных половых признаков [1]. При этом длина тела является признаком, характеризующим ростовые процессы, в то время как масса тела — развитие костно-мышечного аппарата, подкожно-жировой клетчатки, внутренних органов. Антропометрические показатели биологического возраста являются универсальными и наиболее часто применяются при популяционных исследованиях биологического развития детей и подростков. Не менее важным критерием биологической зрелости организма ребенка является зубной возраст. Процесс прорезывания постоянных зубов занимает длительный промежуток времени, в течение которого происходит формирование детского организма. Установлено, что в дошкольном (начиная с 5 лет) и младшем школьном возрастах ведущим критерием биологического возраста являются именно количество постоянных зубов на верхней и нижней челюсти. В.Г. Галонский и соавт. [7] рассматривают динамику увеличения высоты клинической коронки постоянных зубов в качестве наиболее информативного показателя биологической зрелости дошкольников и младших школьников. В ряде работ отмечают, что сроки прорезывания зубов (в частности, постоянных первых моляров и центральных

резцов) в дошкольном и младшем школьном возрастах более точно, чем другие параметры, характеризуют развитие детей [8, 9]. Итак, знание возраста прорезывания отдельных групп зубов может служить ключевым показателем при оценке биологического возраста и морфо-функционального состояния ребенка в определенные возрастные периоды.

В среднем и старшем школьных возрастах наиболее информативным критерием при определении уровня биологической зрелости детей и подростков признана степень выраженности вторичных половых признаков [1, 10]. Таким образом, в зависимости от календарного возраста ребенка акценты при исследовании его биологического развития переносят на различные показатели. В то же время показано, что отдельно взятый критерий биологического возраста не может объективно характеризовать биологическую зрелость организма ребенка в целом [2, 5]. Проработка данных литературы указывает на достаточно большое количество выполненных работ по анализу именно отдельных показателей биологического развития детей, а не их комплекса [8, 11]. Особенно важным представляется комплексное изучение параметров биологического развития детей и подростков на региональном уровне, что связано с этническим разнообразием населения территории проживания, а также с влиянием климатогеографических, экологических, социально-экономических факторов [7, 12-14].

Работы по комплексному изучению биологического возраста ребенка на региональном уровне единичны и выполнены в основном в Центральной России, а также в странах ближнего и дальнего зарубежья [12, 14-17]. Так, в Республике Удмуртия проведено исследование росто-весовых параметров детей в возрасте от 5 до 14 лет, дана оценка зубному возрасту, изучены факторы риска, влияющие на показатель зубной зрелости [15]. Обращает внимание работа Е.С. Богомоловой и соавт. [14] по комплексной оценке всех параметров биологического развития детей 7-17 лет в условиях Нижнего Новгорода. Авторами выполнены измерения и анализ тотальных размеров тела (длина, масса тела, окружности), физио-метрических (мышечная сила кистей рук, жизненная емкость легких, артериальное давление, частота сердечных сокращений) и соматоскопических показателей (степень развития вторичных половых признаков, количество и степень прорезывания постоянных зубов) [14].

Актуальность комплексного подхода к изучению биологического возраста детей связана не только с установленной взаимосвязью всех показателей развития, но и с не прекращающимся поиском новых точек соприкосновения основных параметров зрелости организма ребенка [18-20]. Корреляция процесса прорезывания зубов с антропометрическими данными наиболее выражена у детей в 5-7 и 12-14 лет, что совпадает с первым и вторым ростовыми сдвигами [12]. При исследовании мальчиков в возрасте 9-15 лет, проживающих в Саудовской Аравии, установлена взаимосвязь между скелетной зрелостью и прорезыванием первого премоляра и второго моляра нижней челюсти [21].

В условиях Дальневосточного региона комплексный подход к оценке биологического возраста детского населения не применялся. Можно лишь отметить работу Е.В. Крукович [10], посвященную изучению физического, полового развития, некоторых особенностей психологических характеристик подростков 10-17 лет в Приморском крае, а также О.В. Подкауры [22], выявившей особенности роста и развития подростков города Влади-

востока с учетом фактического рациона питания в процессе лонгитудинального наблюдения. Работ по исследованию процесса прорезывания постоянных зубов как критерия биологической зрелости организма ребенка в условиях Дальневосточного региона нами не найдено.

Важно указать на то, что изучение показателей биологического развития растущего организма на популя-ционном уровне признано важнейшим элементом мониторинга здоровья детского населения. Проведение мониторинговых исследований служит основанием для разработки региональных стандартов биологического развития детей. При этом изменяющиеся условия окружающей среды, воспитания и обучения диктуют необходимость регулярного, каждые 5-10 лет, пересмотра этих нормативов, а значит, выполнения популяционных исследований [6, 14, 19, 23, 24].

В отечественной и зарубежной литературе имеются работы, посвященные изучению биологического развития детей в контексте эпохальной изменчивости [25-28]. На основании многочисленных исследований установлено, что темпы роста и уровень развития детей и подростков в различные исторические эпохи не были одинаковыми. Основной тенденцией биологического развития подрастающего поколения XX века вплоть до 1980-х годов было ускорение всех показателей зрелости организма ребенка [29-33]. Между тем исследования последних десятилетий, проведенные в странах Европы, Америки и России, показали, что процессы акселерации на популяционном уровне начинали стихать. Ускоренное развитие сменяется стагнацией и даже децелерацией на фоне сохранения в некоторых регионах тенденций к увеличению отдельных показателей биологического развития детского населения [26, 28, 33]. Так, отмечается увеличение числа детей со сниженной длиной и массой тела, сниженными физиометрическими и функциональными показателями, сниженными темпами полового созревания [34-37]. Анализ данных литературы по вопросу зубной зрелости также свидетельствует, что приводимые разными авторами сроки прорезывания постоянных зубов характеризуются существенными отличиями во временном аспекте. Е.Н. Полосухиной [38] проведено исследование показателей прорезывания постоянных зубов у детей г. Саратова в возрасте 5-14 лет. Сравнительный анализ идентичных параметров зубной зрелости у детей, обследованных в 2002 и 2007 г. показал изменения в сторону акселерации, которые выражаются в более раннем наступлении начальных и окончательных сроков прорезывания и ускорении его темпов [39].

Таким образом, тенденции эпохальной изменчивости биологического развития свидетельствуют о раз-нонаправленности процессов роста и развития детского населения. Для выявления закономерностей и сдвигов на современном этапе необходимо продолжение повсеместного углубленного изучения показателей биологического развития детей как на межрегиональном уровне, так и в условиях конкретного региона.

Известно, что комплекс условий окружающей среды, обеспечивающий состояние равновесия популяции с этой средой, определяет набор приспособительных реакций путем формирования адаптивного типа и находящий внешнее выражение в особенностях биологического и морфофункционального развития детского организма [40]. Безусловно, одним из ключевых направлений в профилактической медицине является диагностика среды развития ребенка [34]. Показатели биологической зрелости детского организма, как известно, генетически

обусловлены и в то же время тесным образом связаны с состоянием окружающей среды. Научные работы последних лет говорят о возрастании степени негативного влияния потенциальных факторов риска на показатели биологического развития детского населения, причем в силу незавершенности морфофункционального развития, незрелости ряда регуляторных механизмов и высокой лабильности именно организм ребенка весьма остро реагирует на воздействие факторов среды обитания [1, 41].

Однако единого подхода к изучению причин развития отклонений в здоровье детей нет. Следует также отметить, что в настоящее время нет и общепринятой классификации факторов риска нарушения биологического развития детей. В.Р. Кучмой и соавт. [1] разработана классификация, согласно которой основные детерминанты здоровья ребенка на различных этапах его развития объединены в 3 группы: медико-биологические факторы риска периода беременности матери и родов, факторы риска раннего детства, факторы риска образа жизни. Данное разделение наиболее четко характеризует приоритетность изучения биологического развития в условиях среды обитания в ключевых возрастных периодах жизни детей.

Обращает внимание, что проводимые отечественными и зарубежными авторами исследования, как правило, связаны с изучением влияния отдельных факторов на определенные показатели биологического развития детей. Ряд авторов отмечают влияние уровня и степени загрязнений объектов окружающей среды (атмосферный воздух, почва, вода питьевая) на биологическое созревание организма ребенка [34, 42]. Так, А.И. Лысенко [43] обнаружил более тесную связь загрязнений атмосферного воздуха с уровнем физического развития детей, чем с их заболеваемостью.

В литературе широко представлены работы, посвященные изучению влияния медико-биологических факторов риска на показатели роста и развития детей. Среди основных детерминант здоровья указаны такие, как течение беременности и родов, вредные привычки матери во время беременности, заболевания в период вынашивания плода, тип вскармливания и характер заболеваемости на первом году жизни ребенка [24, 34, 42, 44-47]. По данным ряда авторов, ведущими факторами нарушения развития детей являются осложнения во время беременности и родов у матери, стрессовые ситуации в период вынашивания ребенка, а также отсутствие или кратковременность грудного вскармливания [48, 49]. Доказано негативное влияние курения матери во время беременности на основные антропометрические показатели у мальчиков и девочек 3-7 лет [45] . В ряде исследований росто-весовых параметров в различные возрастные периоды детей и подростков выявлена зависимость порядкового номера беременности матери с длиной и массой тела ребенка [6, 10, 14, 18]. При этом достоверно установлено, что возраст родителей при рождении детей не влиял на антропометрические показатели мальчиков и девочек [47].

При изучении зубного возраста Л.Б. Белугина [12] не выявила связи этого показателя с факторами риска образа жизни ребенка, расценив это сильной генетической детерминированностью данного критерия биологического возраста. Л.А. Золотаревой [15] в качестве ведущих факторов, влияющих на процесс прорезывания постоянных зубов у детей, выделены медико-биологические: возраст матери и отца, вредные привычки и профессиональные вредности родителей, неблагоприятное

течение беременности, наследственность, здоровье ребенка на первом году жизни. М.С. Кочетова [9] также отметила вклад факторов риска периода беременности матери и родов, факторов риска раннего детства в оценку критерия зубного возраста. Автор обозначила, что из группы факторов образа жизни значительное влияние на процесс прорезывания постоянных зубов оказывает социальная среда, опережая по значимости климатогео-графические факторы.

По мере взросления ребенка все более значимыми становятся факторы риска образа жизни, а именно условия воспитания и обучения. Биологическое развитие детей становится индикатором санитарно-гигиенического благополучия среды жизнедеятельности [6]. Ряд исследователей к основным факторам риска образа жизни относят недостаточный уровень санитарно-эпидемиологического благополучия в образовательных учреждениях, несоблюдение гигиенических нормативов режима учебы и отдыха, сна и пребывания на воздухе, неполноценное питание, низкую физическую активность детей [14, 50-53]. Среди управляемых факторов образа жизни следует указать на низкую физическую активность, неправильно сформированное пищевое поведение. По мнению некоторых ученых, рост и развитие ребенка напрямую зависят от его двигательного режима. В ходе проведенных исследований детей, занимающихся дополнительно физическими упражнениями, были отмечены более высокие значения показателей длины и массы тела, экскурсии грудной клетки [54, 55]. Так, Masaharu Kagawa и соавт. [56] при исследовании антропометрических показателей детей и подростков Японии указали на влияние двигательной нагрузки на массу тела ребенка. Отдельные исследования посвящены изучению нарушений пищевого поведения среди детского населения. В качестве управляемых факторов, способствующих нарушениям в биологическом развитии детей 3-7 лет, рассматривают нерациональное, несбалансированное питание [23]. Установлена зависимость длины тела и гармоничности физического развития дошкольников с уровнем потребления витамина А, витамина С [53]. У учащихся начальной школы отмечена распространенность таких факторов, как гиподинамия, дефицит ночного сна, преобладание статического компонента деятельности над динамическим, нарушение пищевого поведения. Это приводит к напряжению адаптационных механизмов и снижению функциональных возможностей, что повышает риск развития отклонений в здоровье детей на этапе школьного обучения [57]. Оценка биологического развития по показателю зубной зрелости у детей на этапе пред-школы и по окончанию первого года обучения показала отставание в развитии детей по основным критериям биологической зрелости, что доказывает влияние школьной среды, а именно высокого объема учебных нагрузок, на формирование здоровья ребенка младшего школьного возраста [52]. А.И. Манюхин [58] при изучении антропометрических параметров детей, обучающихся в общеобразовательных учреждениях, также установил увеличение количества детей с низким уровнем развития, дефицитом массы тела. Отметил стабилизацию антропометрических параметров к подростковому периоду.

Выполненная нами работа по анализу материалов отечественных и зарубежных авторов свидетельствует, что комплексное динамическое исследование параметров биологического развития, а также оценка влияния факторов окружающей среды, условий обучения и воспитания на здоровье детей и подростков продолжают

оставаться актуальной современной научно-практической проблемой, требующей продолжения изучения.

Литература (п.п. 13, 17-21, 24-25, 27, 30, 32-33,

56 см. References)

1. Кучма В.Р., Кардашенко В.Н., Суханова Н.Н., Баль Л.В., Кузнецова А.И., Вишневецкая Т.Ю. и др. Оценка физического развития и состояния здоровья детей и подростков, изучение медико-социальных причин формирования отклонений в здоровье: Методические рекомендации. М.: НЦПИ; 1996.

2. Баранов А.А., Кучма В.Р., Скоблина Н.А. Физическое развитие детей и подростков на рубеже тысячелетий. М.: Издатель Научный центр здоровья детей РАМН; 2008.

3. Распоряжение Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. № 2580-р. Стратегия развития медицинской науки в Российской Федерации на период до 2025 года. М.; 2012.

4. Зарытовская Н.В., Калмыкова А.С. Донозологическая диагностика состояния здоровья первоклассников. Международный научно-исследовательский журнал. 2013; 8-4(15): 17-20. Available at: http://research-journal.org/featured/donozologiches-kaya-diagnostika-sostoyaniya-zdorovya-pervoklassnikov/.

5. Хомич М.М., Юрьев В.В., Эдлеева А.Г., Богданов В.А. Биологическая зрелость ребенка. Детская медицина Северо-Запада. 2010; 1: 54-9.

6. Кучма В.Р., Сухарева Л.М., Рапопорт И.К., Звездина И.В., Горелова Ж.Ю., Храмцов П.И. и др. Скрининг-обследование обучающихся в образовательных учреждениях: Клинические рекомендации. М.; 2013.

7. Галонский В.Г., Радкевич А.А., Тарасова Н.В., Волынкина А.И., Шушакова А.А., Тумшевиц В.О. и др. Региональные особенности сроков прорезывания постоянных зубов у детей на территории Красноярска в современных условиях (часть II). Сибирский медицинский журнал. 2012; 2: 162-6.

8. Ватлин А.Г., Чучков В.М. Региональные особенности сроков прорезывания постоянных центральных резцов и первых моляров у детей г. Ижевска. Успехи современного естествознания. 2005; 12: 67-9.

9. Кочетова М.С. Факторы, влияющие на процесс прорезывания зубов. Практическая медицина. 2009; 1: 10-1.

10. Крукович Е.В. Комплексная оценка, прогнозирование и профилактика отклонений в состоянии здоровья подростков Приморского края: Автореф. дис. . докт. мед. наук. Иваново; 2005.

11. Козликина Н.Б. Анализ антропометрических показателей физического развития детей 6-10 лет г. Бийска. Педагогико-психологические и медико-биологические проблемы физической культуры и спорта. 2011; 3: 1-6.

12. Белугина Л.Б. Прорезывание постоянных зубов у детей г. Саратова и его корреляция с антропометрическими данными и экосоциальнымиусловиями: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Волгоград; 2004.

14. Богомолова Е.С., Кузмичев Ю.Г., Бадеева Т.В., Ашина М.В., Косюга С.Ю., Киселева А.С. Физическое развитие современных школьников Нижнего Новгорода. Медицинский альманах. 2012; 3: 193-8.

15. Золотарева Л.А. Влияние регионально-этнических факторов на сроки прорезывания постоянных зубов у детей Удмуртии: Автореф. дис. . канд. мед. наук. М.; 2004.

16. Анохина Ж.А., Корденко А.Н., Малютина М.А. Особенности физического развития городских и сельских подростков. В кн.: Материалы международной конференции «Физиология развития человека». М.; 2009; 1: 8-9.

22. Подкаура О.В. Лонгитудинальное наблюдение состояния здоровья подростков г. Владивостока: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Владивосток; 2011.

23. Грицинская В.Л., Салчак Н.Ю., Санчат Н.О., Омзар О.С. Комплексная оценка физического развития детей Республики Тыва. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2013; 3: 60-3.

26. Козлов А.И., Вершубская Г.Г., Лисицын Д.В. Долговременные изменения антропометрических показателей детей в некоторых этнических группах РФ. Педиатрия. 2009; 3: 63-6.

28. Назарова Е.В., Кузмичев Ю.Г., Жукова Е.А. Динамика показателей длины и массы тела детей дошкольного возраста г. Нижний Новгород (1971-2012 гг.). Педиатрия. 2014;1: 128-32.

29. Никитюк Б.А. Акселерация развития (причины, механизмы, проявления и последствия). В кн: Рост и развитие детей и подростков. Итоги науки и техники. Серия Антропология. М.: ВИНИТИ; 1989; 3: 5-76.

31. Данилкович Н.М., Гилярова О.А. Прорезывание постоянных зубов у детей и подростков севера Европейской части РФ. Вопросы антропологии. 1992; 86: 88-97.

34. Боева А.В. Комплексная гигиеническая оценка состояния здоровья детей дошкольного возраста, проживающих в промышленном городе Восточной Сибири: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Иркутск; 2005.

35. Ефимова Н.В., Никифорова В.А., Беляева Т.А. Физическое развитие детей и подростков северных городов Восточной Сибири. Вестник Санкт-Петербургского университета. 2008; 3: 108-12.

36. Межидов К.С. Физическое развитие и состояние здоровья школьников г. Грозного: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Ставрополь; 2012.

37. Чагаева Н.В. Особенности физического развития детской популяции г. Кирова в динамике за 1994 — 2009 гг. : Автореф. дис. . канд. мед. наук. Архангельск; 2011.

38. Полосухина Е.Н. Индивидуально-типологическая изменчивость прорезывания постоянных зубов в связи с цефало- и соматотипами: клинико-анатомическое исследование: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Волгоград; 2007.

39. Николенко В.Н., Булкина Н.В., Полосухина Е.Н., Белугина Л.Б. Акселерация прорезывания постоянных зубов у детей г. Саратова. Математическая морфология: электронный математический и медико-биологический журнал. 2007; 6(4). Available at: http://sgma.alpha-design.ru/MMORPH/N-16-html/ nikolenko-2/nikolenko-2.htm.

40. Богатенков Д.В., Дробышевский С.В. Введение в антропологию: Методические рекомендации. М.: РУДН; 2006.

41. Вельтищев Ю.Е. Проблемы охраны здоровья детей России. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2000; 1: 5-9.

42. Эйдер Е., Котарска К., Дрохомирецка А., Приймаков А. Биообщественные факторы, обуславливающие физическое развитие детей дошкольного возраста, проживающих в малом и большом городе. Педагогика, психология и медико-биологические проблемы физического воспитания и спорта. 2008; 3: 146-9.

43. Лысенко А.И. Особенности физического развития и заболеваемость детей в возрасте 4-7 лет на территориях города с разным уровнем антропогенной нагрузки: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Казань; 2002.

44. Мандзяк Т.В. Особенности формирования здоровья детей дошкольного и младшего школьного возраста в зависимости от среды обитания: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Иркутск; 2005.

45. Дерябин В.Е., Федотова Т.К., Горбачева А.К. Влияние некоторых биологических факторов на соматический статус детей 3-5 лет. Педиатрия. 2007; 5: 64-8.

46. Куприянова М.Ю. Изучение физиологических закономерностей развития детей дошкольного возраста с учетом влияния социальных и биологических факторов: Автореф. дисс. . канд. биол. наук. Чебоксары; 2007.

47. Nowak-Starz G., Markowska M., Krôl H., Zboina B. Changes in development of children and adolescents morphological features depending on selected paragenetic factors. In: Материалы международной конференции «Физиологияразвития человека». M.: Вердана; 2009; 115-7.

48. Параничева Т.М., Бабенкова Е.А., Тюрина Е.В., Орлов К.В. Состояние здоровья и возрастно-половые особенности физического развития мальчиков и девочек младшего школьного возраста. Новые исследования. 2011; 3: 33-45.

49. Авдеева М.С., Тулякова О.В. Влияние перинатальных факторов на развитие двигательных функций первоклассников. Педиатрия. 2012; 2: 132-5.

50. Kopik A. School readiness and health of six-year-old children. В кн.: Материалы международной конференции «Физиология развития человека». M.: Вердана; 2009; 110-1.

51. Милушкина О.Ю. Динамика состояния здоровья детей и санитарно-эпидемиологическое благополучие детских учреждений Российской Федерации. Социальные аспекты здоровья населения. 2011; 18(2): 6. Available at: http://vestnik. mednet.ru/content/view/282/30/lang,ru/.

52. Теппер Е.А., Таранушенко Т.Е., Манчук В.Т., Гришкевич Н.Ю., Галонский В.Г. Особенности морфофункционального статуса детей на разных этапах школьного образования. Сибирский медицинский журнал (г. Томск). 2012; 27(4): 83-7.

53. Аскерко Т.Г. Особенности роста и развития детей дошкольного возраста в зависимости от витаминного статуса: Автореф. дис. . канд. мед. наук. Смоленск; 2007.

54. Герасимова И.Н., Лебединский В.Ю., Сидорова И.Ю. Характеристика показателей физического развития и двигательных качеств у детей 4-7 лет г. Иркутска различных соматических типов. Бюллетень Восточно-Сибирского научного центра Сибирского отделения Российской академии медицинских наук. 2008; 5: 151-6.

55. Лапицкая Е.М. Гендерные различия в физическом и моторном развитии детей 5-7 лет. Новые исследования. 2009; 20: 73-9.

57. Кучма В.Р., Звездина И.В., Жигарева Н.С. Медико-социальные аспекты формирования здоровья младших школьников. Вопросы современной педиатрии. 2008; 7 (4): 9-12.

58. Манюхин А.И. Соматофизиологическая характеристика физического развития детей и подростков г. Самары: Авто-реф. дис. . канд. мед. наук. Челябинск; 2010.

1. Kuchma V.R., Kardashenko V.N., Sukhanova N.N., Bal L.V., Kuznetsova A.I. Vishnevetskaya T.U. et al. Children's and Teenager 's Physical Development and Health Status Assessment, Studying the Medico-social Causes of Health Deviation Formation: Methodical Recommendations [Otsenka fizicheskogo razvitiya i sostoyaniya zdorov'ya detey i podrostkov, izuchenie mediko-sotsial'nykh prichin formirovaniya otkloneniy v zdorov'e: Metodicheskie rekomendatsii]. Moscow: NTsPI; 1996. (in Russian)

2. Baranov A.A., Kuchma V.R., Skoblina N.A. Physical Children's and Teenagers' Development at the Turn of the Millennium [Fizicheskoe razvitie detey i podrostkov na rubezhe tysyacheletiy]. Moscow: Izdatel' Nauchnyy tsentr zdorov'ya detey RAMN; 2008. (in Russian)

3. RF Government Decree of 28 December 2012 № 2580-p. The Development strategy of medical science in the Russian Federation for the period until 2025. Moscow; 2012. (in Russian)

4. Zarytovskaya N.V., KalmykovaA.S. Prenosological schoolchildren's health diagnostics. Mezhdunarodnyy nauchno-issledovatel 'skiy zhurnal. 2013; 8-4(15): 17-20. Available at: http://research-journal.org/featured/donozologicheskaya-diagnostika-sostoyaniya-zdorovya-pervoklassnikov/. (in Russian)

5. Khomich M.M., Yuriev V.V., Edleeva A.G., Bogdanov V.A. Biological maturity of a child. Detskaya meditsina Severo-Zapada. 2010; 1: 54-9. (in Russian)

6. Kuchma V.R., Sukhareva L.M., Rapoport I.K., Zvezdina I.V., Gorelova Zh.Yu., Hramtsov P.I. et al. Screening Examination of Students: Clinical Guidelines [Skrining-obsledovanie obuchayushchikhsya v obrazovatel'nykh uchrezhdeniyakh: Klinicheskie rekomendatsii]. Moscow; 2013. (in Russian)

7. Galonskiy V.G., Radkevich A.A., Tarasova N.V., Volynkina A.I., Shushakova A.A., Tumshevits V.O. et al. Regional permanent tooth eruption times features in children from Krasnoyarsk in modern conditions (Part II). Sibirskiy meditsinskiy zhurnal. 2012; 2: 162-6. (in Russian)

8. Vatlin A.G., Chuchkov V.M. Regional permanent central incisor and first molar eruption times features in children from Izhevsk. Uspekhi sovremennogo estestvoznaniya. 2005; 12: 67-9. (in Russian)

9. Kochetova M.S. The factors influencing tooth eruption process. Prakticheskaya meditsina. 2009; 1: 10-1. (in Russian)

10. Krukovich E.V. Complex Assessment, Forecasting and Prevention of Deviations in Health of Teenagers from Primorskiy Krai: Dis. Ivanovo; 2005. (in Russian)

11. Kozlikina N.B. Anthropometrical physical development indicators analysis of 6-10 years old children from Biysk. Pedagogiko-psikhologicheskie i mediko-biologicheskie problemy fizicheskoy kul'tury i sporta. 2011; 3: 1-6. (in Russian)

12. Belugina L.B. Permanent Teeth Eruption in Saratov Children and its Correlation with Anthopometrical Data and Ecosocial Conditions: Dis. Volgograd; 2004. (in Russian)

13. Gupta B., Anegundi R., Sudha P. Comparison Of Dental Age Of Hubli Dharwad Children By Moore's Method With The Skeletal Age And Chronological Age. Internet J. Dent. Sci. 2007; 6: 1.

14. Bogomolova E.S., Kuzmichev Yu.G., Badeeva T.V., Ashina M.V., Kosyuga S.Yu., Kiseleva A.S. Physical development of modern

students from Nizhny Novgorod. Meditsinskiy al'manakh. 2012; 3: 193-8. (in Russian)

15. Zolotareva L.A. The Influence of Regional and Ethnic Factors on Permanent Teeth Eruption Ttimes in Children from Udmurtia: Diss. Moscow; 2004. (in Russian)

16. Anokhina Zh.A., Kordenko A.N., Malyutina M.A. Physical development features of urban and rural teenagers. In : International Conference "Physiology of Human Development" Materials [Materialy mezhdunarodnoy konferentsii «Fiziologiya razvitiya cheloveka»]. Moscow; 2009; 1: 8-9. (in Russian)

17. Kutesa A., Nkamba E.M., Muwazi L., Buwembo W., Rwenyonyi Ch.M. Weight, height and eruption times of permanent teeth of children aged 4-15 years in Kampala, Uganda. BMC Oral Health. 2013; 13:15. Available at: http://www.biomedcentral.com/1472-6831/13/15.

18. Sahin Saglam A.M., Gazilerli U. The relationship between dental and skeletal maturity. J. Orofac. Orthop. 2002; 63(6): 454-62.

19. Beunen G.P., Rogol A.D., Malina R.M. Indicators of biological maturation and secular changes in biological maturation. Food Nutr. Bull. 2006; 27(4): S244-56.

20. Gupta M., Divyashree R., Abhilash P., A Bijle M.N., Murali K. Correlation between Chronological Age, Dental Age and Skeletal Age among Monozygoyic and Dizygotic Twins. J. Int. Oral. Health. 2013; 5(1): 16-22.

21. Al-Hadlaq A.M., Hashim H.A., Al-Dosari M.A., Al-Hamad A. Interrelationship between dental development, skeletal maturity and chronological age in Saudi male children. Egypt. Dent. J. 2008; 54: 55-65.

22. Podkaura O.V. Longitudinal Health Status Monitoring of Teenagers from Vladivostok: Dis. Vladivostok; 2011. (in Russian)

23. Gritsinskaya V.L., Salchak N.Yu., Sanchat N.O., Omzar O.S. Complex physical development assessment of children from the Tyva Republic. Byulleten' Vostochno-Sibirskogo nauchnogo tsentra Sibirskogo otdeleniya Rossiyskoy akademii meditsinskikh nauk. 2013; 3: 60-3. (in Russian)

24. Dahiya B.R., Singh V., Parveen Sh., Singh H.Pal, Singh D. Age Estimation from Eruption of Permanent Teeth as a Tool for Growth Monitoring. J. Indian Acad. Forensic Med. 2013; 35(2): 148-50.

25. Peña Reyes M.E., Cardena Barahona E.E., Cahuich M.B., Barragan A., Malina R.M. Growth status of children 6-12 years from two different geographic regions of Mexico. Ann. Hum. Biol. 2002; 29: 11-25.

26. Kozlov A.I., Vershubskaya G.G., Lisitsyn D.V. Long-term anthro-pometrical indicators changes of children in some ethnic groups of the Russian Federation. Pediatriya. 2009; 3: 63-6. (in Russian)

27. Rao S., Kanade A.N., Joshi S.B., Sarode J.S. Secular trends in growth of preschool children from rural Maharashtra, India. J. Health Popul. Nutr. 2012; 30(4): 420-30.

28. Nazarova E.V., Kuzmichev Yu.G., Zhukova E.A. Length and weight indicators dynamic in preschoolers from Nizhny Novgorod (19712012 gg.). Pediatriya. 2014; 1: 128-32. (in Russian)

29. Nikityuk B.A. Acceleration of development (the causes, mechanisms, manifestations and consequences). In: Growth and Development of Children and Tteenagers. Results of Science and Technology. Series Anthropology [Rost i razvitie detey i podrostkov. Itogi nauki i tekhniki. Seriya Antropologiya]. Moscow: VINITI; 1989; 3: 5-76. (in Russian)

30. Malina R.M. Research on secular trends in auxology. Anthropol. Anz. 1990; 48(3): 209-27.

31. Danilkovich N.M., Gilyarova O.A. Permanent teeth eruption in children and teenagers from the North of the European part of the Russian Federation. Voprosy antropologii. 1992; 86: 88-97. (in Russian)

32. Hauspie R.C., Vercauteren M., Susanne C. Secular changes in growth and maturation: an update. Acta Paediatr. Suppl. 1997; 423: 20-7.

33. Jaeger U. Secular trend in Germany, secular growth changes in Europe. Budapest: Eotvos Lorand University Press; 1998.

34. Boeva A.V. Complex Hygienic Health Assessment of Preschool Age Children Living in the Industrial City of Eastern Siberia: Dis. Irkutsk; 2005. (in Russian)

35. Yefimova N.V., Nikiforova V.A. Belyaeva T.A. Physical development of children and teenagers from the northern Eastern Siberia cities. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. 2008; 3: 108-12. (in Russian)

36. Mezhidov K.S. Physical Development and Health Status of Preschoolers from Grozny: Diss. Stavropol'; 2012. (in Russian)

37. Chagaeva N.V. Physical Development Features of Children's Population from Kirov in Dynamics for 1994 — 2009 years: Diss. Arkhangel'sk; 2011. (in Russian)

38. Polosukhina E.N. Individually — Typological Variability of

Dentition in Relation to Cephalosporin and Somatotype: Clinical and Anatomical Study: Diss. Volgograd; 2007. (in Russian)

39. Nikolenko V.N., Bulkina N.V., Polosukhin E.N., Belugina L.B. Acceleration dentition in children from Saratov. Matematicheskaya morfologiya: elektronnyy matematicheskiy i mediko-biologicheskiy zhurnal. 2007; 6(4). Available at: http://sgma.alpha-design.ru/ MMORPH/N-16-html/nikolenko-2/nikolenko-2.htm. (in Russian)

40. Bogatenkov D.V., Drobyshevskiy S.V. Introduction to Anthropology: Methodical Recommendations [Vvedenie v antropologiyu: Metodicheskie rekomendatsii]. Moscow: RUDN; 2006. (in Russian)

41. Vel'tishchev Yu.E. Problems of children's health protection in Russia. Rossiyskiy vestnik perinatologii i pediatrii. 2000; 1: 5-9. (in Russian)

42. Eyder E., Kotarska K., Drokhomiretska A., Priymakov A. Biosocial factors causing physical development of preschoolers living in small and big city. Pedagogika, psikhologiya i mediko-biologicheskieproblemy fizicheskogo vospitaniya i sporta. 2008; 3: 146-9. (in Russian)

43. Lysenko A.I. Physical Development and Morbidity Features in Children Aged 4-7 Years in the City with Different Levels of Anthropogenic Stress: Dis. Kazan'; 2002. (in Russian)

44. Mandzyak T.V. Preschool and Primary School age Children's Health Formation Features, Depending on Environment: Dis. Irkutsk; 2005. (in Russian)

45. Deryabin V.E., Fedotova T.K., Gorbacheva A.K. The influence of some biological factors on the 3-5 years old children's somatic status. Pediatriya. 2007; 5: 64-8. (in Russian)

46. Kupriyanova M.U. Physiological Regularities Preschooler's Development Studying with the Influence of Social and Biological Factors: Dis. Cheboksary; 2007. (in Russian)

47. Nowak-Starz G., Markowska M., Krol H., Zboina B. Changes in development of children and adolescents morphological features depending on selected paragenetic factors. In: International Conference "Physiology of Human Development" Materials [Materialy mezhdunarodnoy konferentsii «Fiziologiya razvitiya cheloveka»]. Moscow: Verdana; 2009; 115-7.

48. Paranicheva T.M., Babenkova E.A., Tyurin E.V., Orlov K.V. Health status and age-sex physical development features in primary school age boys and girls. Novye issledovaniya. 2011; 3: 33-45. (in Russian)

49. Avdeeva M.S., Tulyakov O.V. Perinatal factors influence on motion functions development of first-graders. Pediatriya. 2012; 2: 132-5. (in Russian)

50. Kopik A. School readiness and health of six-year-old children. In: International Conference "Physiology of Human Development" Materials [Materialy mezhdunarodnoy konferentsii «Fiziologiya razvitiya cheloveka»]. Moscow: Verdana; 2009; 110-1.

51. Milushkina O.Y. Dynamics of children's health and sanitary and epidemiological welfare of children's institutions in the Russian Federation. Sotsial'nye aspekty zdorov'ya naseleniya. 2011; 18(2): 6. Available at: http://vestnik.mednet.ru/content/view/282/30/ lang,ru/. (in Russian)

52. Tepper E.A., Taranushenko T.E., Manchuk V.T., Grishkevich N.Yu., Galonskiy V.G. Morphofunctional status features of different schooling stages children. Sibirskiy meditsinskiy zhurnal (g. Tomsk). 2012; 27(4): 83-7. (in Russian)

53. Askerko T.G. Preschool Age Children's Growth and Development Features Depending on the Vitamin Status: Dis. Smolensk; 2007. (in Russian)

54. Gerasimova I.N., Lebedinskiy V.Yu., Sidorov I.Yu. Physical development and motive qualities indicators characteristic in 4-7 years old children of various somatic types from Irkutsk. Byulleten' Vostochno-Sibirskogo nauchnogo tsentra Sibirskogo otdeleniya Rossiyskoy akademii meditsinskikh nauk. 2008; 5: 151-6. (in Russian)

55. Lapitskaya E.M. Gender Differences in physical and motor development of 5-7 years old children. Novye issledovaniya. 2009; 20: 73-9. (in Russian)

56. Masaharu Kagawa, Andrew P. Hills. Secular changes in BMI and obesity risk in japanese children: considerations from a morphologic perspective. Open Obes. J. 2011; 3: 9-16.

Источники:

https://studopedia.org/8-84564.html

https://cyberleninka.ru/article/n/vliyanie-faktorov-okruzhayuschey-sredy-obucheniya-i-vospitaniya-na-biologicheskoe-razvitie-detey-obzor-literatury